Мастерок.жж.рф

Хочу все знать


Previous Entry Share Next Entry

Первый серийный пушечный бронеавтомобиль Гарфорд–Путилов



С началом Первой мировой войны прежде вялотекущие работы по созданию отечественных бронеавтомобилей резко активизировались. В итоге уже 19 сентября 1914 года на фронт отправилось первое подразделение бронеавтомобилей Русской Императорской армии – 1-я автомобильная пулемётная рота, укомплектованная полностью отечественными пулемётными бронеавтомобилями Руссо-Балт С. Для огневой поддержки пулемётных броневиков в первом составе роты имелось три иностранных грузовика с установленными в кузове орудиями, из них один – «Маннесманн-Мулаг» – был бронирован.

Инициатором и идейным вдохновителем процесса создания бронеавтомобилей вооруженных пушками был генерал-майор Н.М.Филатов, в годы войны работавший в должности начальника Офицерской стрелковой школы. Один из его первых проектов оказался наиболее удачным. За основу был взят 4-тонный двухосный грузовик фирмы Garford Motor Truck Co., специализировавшейся на постройке машин такого класса. “Гарфорд” привлек внимание военных, прежде всего, хорошими характеристиками грузоподъёмности, что позволило “навесить” на него побольше брони и вооружения.

Боевые действия быстро продемонстрировали высокую востребованность и эффективность пушечных бронемашин в бою, однако столь же очевидным было техническое несовершенство «Маннесманна» – по сути, грузовика с обшитым бронёй кузовом и пушкой за щитом. В итоге ГВТУ приняло решение при формировании новых автопулемётных взводов обязательно включать в их состав в дополнение к двум пулемётным ещё и пушечный бронеавтомобиль, более технически совершенный, чем «Маннесманн-Мулаг».



Встречающиеся в литературе упоминания об использовании грузовика грузоподъёмностью 4 тонны не соответствуют действительности, так как фирма Garford выпускала лишь 5-, 3– и 2-тонные грузовики, причём из них только 5-тонный имел цепную передачу. Грузовик развивал максимальную скорость до 35 км/ч, собственная масса шасси (без кабины и грузовой платформы) составляла 3931 кг.

Правда, выбранная Филатовым весьма мощная артсистема – 76-мм противоштурмовая пушка образца 1910 года, весившая без лафета 417 кг – предполагала значительную модификацию шасси грузовика и решение целого ряда других технических проблем. Выбор именно этого орудия был сделан по результатам сравнительных испытаний, проведённых на полигоне Офицерской стрелковой школы 8 ноября 1914 года.

Параллельно с упомянутой «трёхдюймовкой» испытывались также 37-мм автоматическая пушка Максима, 47-мм скорострельная пушка Гочкиса и 57-мм пушка Норденфельда. Пушка Максима, по сути, представлявшая собой сильно увеличенный пулемёт Максима, не имела фугасного снаряда и программировала большой расход боеприпасов, разрывной снаряд 47-мм пушки при хорошей бронепробиваемости в фугасном отношении был малоэффективен, а 57-мм орудие, ненамного более мощное, чем 47-мм, имело отдачу, поистине разрушительную для автомобильного шасси. Что до 76-мм противоштурмовой пушки, то её мощная тротиловая граната, аналогичная снаряду полевого трёхдюймового орудия, в придачу ещё и раскалывала любую броню, а малый откат и компактные размеры орудия облегчали её установку на бронеавтомобиль. Наконец, питание орудия осуществлялось обычными снарядами, что облегчало снабжение.





Шасси грузовика было значительно модифицировано. Тактика использования бронемашин того времени сводилась к выдвижению задним ходом к переднему краю позиций противника и последующему отходу назад. Чтобы обеспечить машине достаточную скорость для перемещения в обеих направлениях пришлось установить специальную переводную муфту, управляемую рычагом с места водителя. Таким образом, при реверсе, передачи переднего хода становились задними, и наоборот. На бронемавтомобиле устанавливался карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения мощностью 30 л.с. Запуск двигателя осуществлялся водителем с помощью пневматической системы.

Внутреннее освещение обеспечивалось лампами, работавшими от аккумулятора, обеспечивавший бортовую сеть током напряжением 12В. В случае выхода из строя электросистемы задействовались обычные керосиновые лампы.

Корпус бронеавтомобиля был оригинальной конструкции и технологически его можно разделить на три секции. В передней части разместили водительский отсек с органами управления. Место шофера и его помощника находилось над двигателем и бензобаками, что было небезопасно для экипажа, но позволяло сократить длину машины. Боевое отделение находилось в средней части: в бортовых спонсонах установили по одному 7,62-мм пулемету “максим” обр.1910 г., а свободное пространство между ними заняли ящиком для 32 орудийных снарядов и оружейного имущества. В задней части корпуса была установлена орудийная башня цилиндрической формы с большим скошенных лобовым листом, где была размещена 76,2-мм противоштурмовая пушка.





Первоначально орудия подобного типа использовались в различных фортификационных сооружениях (в том числе и крепостях), предназначаясь не только для обороны, но и для сопровождениях войск при вылазках. При её создании за основу взяли основные компоненты (ствол, казенная часть) 3-дюймовой горной пушки обр.1909 г., который установили на новый лафет, более легкий, но неразборный. Серийное производство нового орудия началось в 1911 году на Путиловском заводе и продолжалось до середины 1915 года – за это время было собрано 407 экземпляров двух партий.

Корпус бронеавтомобиля был разработан самим генералом Филатовым и имел весьма оригинальную конструкцию. При изготовлении корпуса использовались листы броневой стали производства Ижорского завода толщиной 6,5 мм (четверть дюйма). Все бронелисты подвергались предварительному обстрелу из 7,62-мм русской винтовки Мосина образца 1891 года и 7,92-мм немецкой винтовки Маузера образца 1898 года. Завод гарантировал защиту от остроконечных бронебойных винтовочных пуль уже со 150 шагов и от обычных – с 75 шагов (последующие бои показали, что броня выдерживает обстрел и на меньших дистанциях). Бронелисты крепились заклёпками к металлическому каркасу, крепившемуся к раме шасси. Преобладало вертикальное расположение бронелистов, хотя несколько элементов корпуса имели небольшой наклон.

Корпус броневика подразделялся на три секции. В передней части было размещено отделение управления. Двигатель прикрывался бронекапотом, в носовой части которого имелись распашные бронедверцы для доступа к радиатору. Места водителя и командира машины располагались над двигателем и бензобаками слева и справа соответственно. Подобное расположение ключевых членов экипажа было весьма небезопасно, но позволяло сократить общую длину машины. Для наблюдения за полем боя водитель и командир имели в своём распоряжении прямоугольные смотровые лючки в переднем бронелисте, прикрываемые откидными броневыми заслонками с регулированием щели.





Кроме того, круглые смотровые лючки имелись в бронедверях, расположенных в корпусе слева и справа. Наконец, ещё один люк имелся в крыше отделения управления – он использовался для наблюдения за дорогой и местностью вне боя. В средней части корпуса находилось пулемётное боевое отделение. Слева и справа размещались небольшие бортовые спонсоны, в которых устанавливалось по одному пулемёту. Расположение спонсона обеспечивало установленному в нём пулемёту угол обстрела в пределах 110°. В задней части корпуса была установлена орудийная башня цилиндрической формы с большим скошенным лобовым листом, где была размещена 76-мм пушка. Угол обстрела орудия составлял 260°.

Башня крепилась к передней стенке головной части нижнего станка пушки и перемещалась по погону при помощи трёх роликов. В походном положении башня фиксировалась по оси машины при помощи двух штырей, расположенных у задних колёс. Доступ в башню осуществлялся через двустворчатый люк в её крыше. Кроме того, внизу своей кормовой части башня сообщалась с пулемётным отделением, откуда в боевой обстановке подавались снаряды и патроны к пулемёту. Помимо орудия в лобовом листе башни устанавливался третий пулемёт.

Основным вооружением бронеавтомобиля «Гарфорд» являлась 76-мм противоштурмовая пушка образца 1910 года. Данное орудие представляло собой переработанный вариант 3-дюймовой горной пушки образца 1909 года, от которой новая пушка унаследовала ствол и казённую часть.

Обычно в боекомплекте использовались снаряды от горной пушки образца 1909 года, но с уменьшенным зарядом. Максимальная начальная скорость осколочно-фугасного снаряда массой 6,5 кг составляла около 381 м/с, чего было вполне достаточно для ведения эффективного огня. В боекомплект также входила картечь с начальной скоростью около 274 м/с. Боекомплект орудия составлял 44 выстрела, из них 12 размещалось в орудийной башне, а 32 – в снарядном ящике в пулемётном отделении. Вспомогательным вооружением служили три 7,62-мм пулемёта «Максим» образца 1910 года с водяным охлаждением ствола. Два пулемёта размещались в бортовых спонсонах, третий – в лобовом листе орудийной башни. Питание пулемётов обеспечивалось при помощи патронных лент по 250 патронов в каждой. Возимый боекомплект составлял 20 лент, что соответствует 5000 патронов.

Силовой установкой броневика служил бензиновый карбюраторный 4-цилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 30 л. с. Пуск двигателя мог производиться как снаружи машины при помощи рукоятки, так и изнутри посредством электростартёра. Запас бензина составлял шесть пудов. Коробка передач пятискоростная, четыре передачи вперёд и одна – назад. При движении вперёд броневик был способен развить максимальную скорость 18 км/ч, однако при движении задним ходом максимальная скорость составляла лишь 3 км/ч. Для движения задним ходом водитель броневика пользовался «зеркальным смотровым прибором», расположенным в правой части кабины и действовавшим по принципу перископа. Экипаж бронеавтомобиля «Гарфорд-Путилов» составлял 8–9 человек, при этом функции членов экипажа могли варьироваться.

В начале января 1915 года Путиловский завод получил заказ на постройку 30 броневиков. В марте началась сборка боевых машин, и 16 апреля первый бронеавтомобиль, получивший название «Гарфорд-Путилов», был сдан в распоряжение Запасной бронероты. Через две с половиной недели, 3 мая 1915 года, после формирования экипажа, бронеавтомобиль был отправлен на Юго-Западный фронт, в распоряжение 5-го автопулемётного взвода.
Бронеавтомобили поступали на вооружение автомобильных пулеметных взводов согласно штату №20. Каждое подразделение такого рода состояло из двух бронеавтомобилей «остин» и одной пушечной машины (некоторые имели по три Остина), не считая вспомогательно-технических грузовиков и мотоциклов.



Практически каждому бронеавтомобилю в АПВ присваивали собственное название:
5-й взвод – «Бессмертный», 6-й – «Сибиряк», 12-й – «Святогор», 14-й – «Добрыня», 15-й – «Грозный», 16-й – «Забайкалец», 17 – «Колыванец», 18 – «Рокот», 19-й – «Пушкарь», 20-й – «Громобой», 21-й – «Витязь», 22-й – «Михайловец», 24-й – «Граф Румянцев», 26-й – «Чудовище», 28-й – «Решительный», 32-й – «Забавный», 34-й – «Дракон», 36-й – «Баян».

Всего «Гарфорды» находились на вооружении 30 авто-пулеметных взводов (не указаны 7-11, 13, 23, 30-33 и 35-й), названия остальных машин пока остаются неизвестными.

Не отличаясь хорошими ходовыми характеристиками «Гарфорды» пользовались популярностью в войсках, главным образом за счет своего мощного противоштурмового орудия. показали высокую боевую эффективность, но вместе с тем было выявлено несколько серьёзных недостатков. Помимо невысокой проходимости по пересеченной местности движение задним ходом в боевых условиях оказалось очень затруднительным. Водителю было нелегко вести машину, ориентируясь только с помощью боковых зеркал установленных на корпусе. Отсюда появилось требование оснастить «Гарфорды» задним постом управления.

Не отличаясь хорошими ходовыми характеристиками “гарфорды” пользовались популярностью в войсках, главным образом за счет своего мощного противоштурмового орудия. Ниже приводятся выдержки из рапортов командиров АПВ, воевавших на фронте в 1915 году.

Рапорт командира 15-го пулеметного автомобильного взвода:

“В ночь с 20 на 21 октября вверенный мне взвод под моим руководством принимал участие в усиленной рекогносцировке 408-го полка. Согласно указаниям командира полка орудийный автомобиль “Грозный” и пулеметный “Адский” должны были поддержать атаку полка в момент подхода к заграждению противника. Получив по телефону приказание выдвинуть автомобили, мною были даны указания командиру “Грозного” подпоручику Тер-Акопову и командиру “Адского” подпоручику Исаеву относительно боевых действий. “Грозный” и “Адский” были выдвинуты одновременно. Подъехав к окопам противника, “Грозный” открыл огонь, открыть же пулеметный огонь не представлялось возможным ввиду возможного поражения наших войск.
Во время боя “Грозный” и “Адский” находились под сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника. По окончании рекогносцировки свои войска начали отходить за р. Путиловку, “Грозному” же мною было приказано орудийным огнем прикрыть отход наших войск и противодействовать переходу противника в контрнаступление. Считаю действия чинов взвода достойными награждения."
Гвардии капитан Платковский”.



Рапорт командира пушечного отделения 20-го взвода:
"Громобою" пришлось пройти около 70 верст, причём он шёл молодцом, беря крутые подъёмы шутя, например у д. Подгорица. Этот подъём в два раза сильнее Пулковского.
Поручик Краснопольский".

Рапорт командира 19-го взвода:
"С занятием д. Теофиполки прибыл на западную окраину автомобиль "Пушкарь" под командой штабс-капитана Шульца и поручика Плешкова. "Пушкарь" обстрелял наблюдательный артиллерийский пункт противника у д. Викторовка, после чего огонь вражеской артиллерии прекратился. Заметив колонну конницы с конной батареей, двигающуюся на юг, "Пушкарь" открыл по ней огонь, после чего свернула назад и на карьере ушла... Следующим огнём "Пушкаря" был разогнан окапывающийся противник на гребне северо-западнее Викторовки.

Рапорт командира 13-го взвода:
"Пушка в броневых частях необходима. Существующая 3-дм пушка по своим баллистическим качествам незаменима. Несмотря на большую обузу, которую представляет "Гарфорд", благодаря его малой мощности и тихоходности, по сравнению с остальной боевой частью взвода, приходится, отдавая предпочтение тактической стороне вопроса, придти к заключению о необходимости продолжать выдавать во взводы бронеавтомобили "Гарфорд" при непременном условии постановки заднего рулевого управления.
Капитан Цветковский”.

Как видно из этих донесений, бронеавтомобили “гарфорд” показали высокую боевую эффективность, но вместе с тем было выявлено несколько серьёзных недостатков. Помимо невысокой проходимости по пересеченной местности движение задним ходом в боевых условиях оказалось очень затруднительным. Водителю было нелегко вести машину, ориентируясь только с помощью боковых зеркал установленных на корпусе. Отсюда появилось требование оснастить “гарфорды” задним постом управления.

Работа в этом направлении началась осенью 1915 года, причем гораздо быстрее сориентировались полевые ремонтные мастерские, которые своими силами провели модернизацию четырех машин. Тем временем на Путиловском заводе, по распоряжению Комиссии по броневым автомобилям при ГВТУ, началось изготовление рабочих чертежей и комплектов для оборудования задних постов управления. Уже в январе 1916 года первый из доработанных бронеавтомобилей поступил на испытания, по результатам которых КБА составила акт следующего содержания: "Задний шофёр сидит у руля боком, прижимая глаз к щели в задней стенке броневого корпуса автомобиля, таким образом при малой щели получается хороший обзор местности. Руль сделан съёмным, для шофёра должно быть устроено особое кресло, которое пока заводом не выполнено.

Для передачи команд, изменения скорости, действия на конус (сцепление), тормоз и акселератор от заднего шофёра к переднему имеется переговорная трубка с рупором. Автомобиль прошёл задним ходом вокруг палисадника Михайловской площади... Рассмотреть вопрос о заказе 30 задних рулевых управлений для всех автомобилей имеющихся в Действующей армии, несмотря на то, что у 4-х автомобилей системы "Гарфорд" уже устроены задние управления своими взводами. Задние управления по изготовлению Путиловским заводом будут посланы в Действующую армию вместе с инструкторами Запасной бронероты, которые установят их на месте и обучат личный состав."



Позднее, в августе 1916 года, командиры АПВ так отзывались о “гарфордах”:

“1. 3-дм пушка отличная;

  1. граната и шрапнель отличная;

  2. необходимо облегчить систему (до 400 пудов);

  3. необходимо иметь сильный мотор (более 40 л.с.);

  4. необходимо дать скорость до 40 верст;

  5. необходимо мотор сделать легко доступным для исправления и осмотра.


В боях бывают необходимы граната и шрапнель, так как в каждом бою бывает комбинированная стрельба. Участвовавшие в боях “гарфорды” все изранены (попадания пуль, разрывных пуль и осколков), но пробоин нет. Бывали случаи в боях, что “гарфорды” подъезжали на 200 и менее шагов. Пулеметный огонь с “гарфорда” бывает в каждый его выезд”.

Немного ранее, 2 сентября 1915 года, Путиловский завод получил заказ на изготовление ещё 18 бронемашин, предназначенных для Морского ведомства. От армейских “гарфордов” они имели несколько больших отличий.

Вместо стандартной базы использовалось удлиненное шасси 5-тонного грузовика, хотя конструкция корпуса осталась без изменений. Бронезащиту корпуса довели до 7-9 мм, башни – до 8-13 мм. Вооружение осталось прежним, но боезапас увеличили до 60 снарядов и 9000 патронов. Полная боевая масса морского варианта бронеавтомобиля составила около 11 тонн.

Заказ был выполнен к декабрю 1916 года, после чего большинство собранных машин передали в распоряжение Броневого артиллерийского дивизиона сухопутного фронта Морской крепости Петра Великого, которые приняли активное участие в боях под Ревелем на завершающем этапе Первой Мировой войны. На Северном фронте “гарфорды” понесли тяжелые потери. Например, приданные 1-му Сибирскому стрелковому корпусу машины “Ревелецъ” и “Непобедимый” вплоть до конца 1917 года поддерживали оборонявшиеся у мысов Олай, Ролбум, Боренберг и Раденпрайс 11-й и 77-стрелоквые полки. Впоследствии, из-за развала армии, оба бронеавтомобиля пришлось бросить, причем “Непобедимый” достался немцам в практически целом состоянии и после ремонта был вновь введен в строй. Что касается остальных машин, то с лета 1917 года они стали отзываться с фронта и впоследствии приняли участие в Гражданской войне. Общие безвозвратные потери “гарфордов” к этому времени оцениваются в 7 машин.

После революции бронеавтомобили были растащены противоборствующими сторонами, однако большая их часть осталась в руках большевиков. Одним из первых фактов использования “гарфордов” против новой власти можно считать Ярославское восстание, начавшееся в июле 1918 года. Несмотря на небольшие силы добровольцам и отрядам местной милиции удалось в течении нескольких дней полностью очистить город от большевиков, а 6 июля к ним присоединился бронедивизион поручика Супонина, включавший 25 офицеров, несколько пулеметов и два “гарфорда”. Несмотря на первоначальный успех восстания оно не было поддержано в достаточной мере Белыми армиями, действовавшими в центральной части России. К 12 июля положение восставших сильно ухудшилось – Ярославль постоянно обстреливала артиллерия и бронепоезда “красных”, бомбили с самолетов. В эти дни “гарфорды” использовали в качестве подвижных огневых точек, но из-за недостатка боеприпасов стреляли они редко. После захвата города судьба этих машин не ясна – вероятно, они были захвачены частями РККА.

Впоследствии “гарфорды” участвовали практически во всех крупных операциях Гражданской войны с обеих сторон. В конечном итоге из 38 построенных бронеавтомобилей в руках РККА оказалось не менее 30. По состоянию на декабрь 1921 года их число сократилось до 26 (15 на ходу и 11 в ремонте), а в 1923 году, в связи с большим износом ходовой части и полным отсутствием запасных частей, было принято решение поставить машины на железнодорожный ход, превратив их в бронедрезины. Это задание поручили Брянскому машиностроительному заводу, но сколько “гарфордов” удалось переоборудовать таким образом пока не ясно.



Окончательно судьба “гарфордов” решилась в 1931 года, когда решением комиссии АБТУ бронемашины устаревших типов надлежало разбронировать. Сейчас довольно часто можно встретить информацию о “гарфордах” захваченных летом 1941 года немецкими войсками. Утверждается, что есть трофейные фотографии, на которых запечатлены трофейные машины, причем как целые, так и подбитые. Однако там не указывается, где были сделаны эти снимки, да и сами фотографии тоже не показываются.

Возможно, здесь имеет место ошибка. В 1917-1918 гг. по меньшей мере пять “гарфордов” стали немецкими трофеями и были отправлены в тыл для ремонта. Чаще всего встречаются фото брошенного русскими войсками “Непобедимого” морской модификации – так как дата не указана можно было сделать неверный вывод о том, что машина была использована в период Второй Мировой войны. Во время революционных событий в Германии 1918-1921 гг. три “гарфорда” дивизии “Kokampf”, перевооруженные немецкими пулеметами вместо пушек, приняли участие в подавлении коммунистических мятежей в крупных немецких городах – например, весной 1919 года их можно было встретить в Берлине. После принятия на вооружение бронемашин собственного производства немецкая армия отправила “гарфорды” на склады с последующей утилизацией.



Другой армией, активно эксплуатировавшей пушечные бронеавтомобили в этот период, стала Польша. Развал Российской Империи и последовавшие за этим бои с частями РККА позволили захватить полякам много военного имущества русской армии, в том числе и три “гарфорда”.

Первый из них был захвачен в феврале 1919 года в районе Владимир-Волынский – Ковель и переименован в “Dziadek” (“Дед”). Видимо, счастье поляков было настолько велико, что почти сразу они сформировали Pluton Pancerny "Dziadek" (Броневой Взвод “Дед”) основной ударной силой которого и стали именно трофейные “гарфорды”. Наибольший успех на его долю выпал 21 марта 1920 года, когда при отражении наступления 58-й стрелковой дивизии под Житомиром расчету орудия удалось подбить полугусеничный бронеавтомобиль “Остин-Кегресс”. Однако уже 26 марта по Косторышевым “гарфорд” был сам подбит артиллерией и недолго вышел из строя. По всей видимости этот бронеавтомобиль участвовал 26 апреля 1920 года в “охоте” за “остином” РККА, который ворвался в Житомир и в одиночку вёл бой против численно превосходящего противника.



Второй бронеавтомобиль был захвачен примерно в это же время и получил название "Zagloba", также войдя в состав Броневого Взвода. Третья машина (“Уралец” морской модификации, позднее переименованная в “General Szeptycki”) стала трофеем после боя на трассе Бобруйск-Могилев у н\п Столопище. По польским данным, во время атаки пехоты им удалось уничтожить бронеавтомобили “Фиат” и “Ланчестер”, ещё одна машина получила повреждения, а “гарфорд” был захвачен после того, как съехал в овраг и не смог выбраться самостоятельно. Ценный трофей был отбуксирован в Бобруйск, где его отремонтировали и позднее передали в состав WPSP (Wielkopolski pluton samochodow pancernych). Через некоторое время его послали в Варшаву, где “General Szeptycki” числился за 3-м бронеавтомобильным дивизионом, а в 1921 году бронеавтомобиль попал в Гродно. Согласно спискам 1925 года все три машины отправили в Краков, где они вошли в состав 5-го бронеавтомобильного дивизиона. Предположительно “гарфорды” сняли с вооружения польской армии в 1927 году, а окончательно разобрали в начале 1930-х гг.

Интересно сложилась судьба "гарфордов" в Латвии. Каким образом эти бронеавтомобили попали в руки латышей пока не совсем ясно - по наиболее достоверным сведениям "гарфорды" (по крайней мере - один) были захвачены у РККА во время боёв в ноябре-декабре 1918 года, когда после объявления независимости "красные" попытались установить в Латвии советскую власть. На начальном этапе латышам помогали немцы, с помощью которых союзники надеялись отбросить большевиков от балтийских границ. Поначалу борьба проходила с переменным успехом, но в июне 1919 года частям ландвера и немецким добровольцам удалось очистить Латвию от "красных" и выйти на территорию Эстонии. Это спровоцировало новый конфликт, в ходе которого латышские и эстонские армейские подразделения разгромили в районе г.Цесис войска ландвера под командованием майора Флетчера. Однако, не прошло и трех месяцев, как на территорию Латвии вторглась Западная армия Бермонта-Авалова, сформированная в Германии из немецких добровольцев и русских военнопленных, и по сути состоявшая из кадрового офицерского состава.



Уже 9 октября 1919 года немецкая "Железная дивизия" успешно развила наступление вглубь страны, выйдя на шоссе Митава - Рига. Здесь немецкие части столкнулись с латышским "гарфордом" ("Lacplesis"), который пытался орудийно-пушечным огнем прикрыть отход своей пехоты. Используя медленный ход машины один из немецких офицеров-баварцев быстрым прыжком забрался на него и несколькими выстрелами из пистолета убил водителя и командира. Потеряв управление бронеавтомобиль скатился в канаву, после чего остальной экипаж сдался в плен. Трофейный "гарфорд" был сразу же включен в состав фрайкора и участвовал в боях против бывших хозяев в районе Риги. Впрочем, на этом моменте данные расходятся.
По одним сведениям бронеавтомобиль был отправлен в Германию, где использовался против "спартаковцев" и впоследствии разобран на металл.

Согласно другим данным (подкрепленным фотографиями) все бронемашины фрайкора, включая бывший "Lacplesis", в ноябре 1919 года достались латышам, при этом "гарфорд" некоторое время продолжал носить немецкие обозначения и затем был переименован в "Kurzemnieks". Таким образом латвийская армия могла располагать только одним "гарфордом", который в течении 1919 года сменил три названия. Впоследствии этот бронеавтомобиль активно эксплуатировался в Латвии до начала 1930-х гг., после чего "Kurzemnieks" отправлен на временное хранение. После присоединения Латвии к СССР его обнаружила советская военная комиссия, но вряд ли сильно изношенный "гарфорд" использовался в боях 1941 года.



[источники]Источеики:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D1%80%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%B4-%D0%9F%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2
http://www.opoccuu.com/ba-garford.htm
https://www.aviarmor.net/tww2/armored_cars/ussr/ac_garford.htm



Posts from This Journal by “Авто” Tag

  • Необычная дорожная разметка

    В румынском городе Тимишоара после реконструкции одного из крупных перекрестков появилась необычная дорожная разметка, смутившая водителей.…

  • Полугусеничная скорая помощь!

    Если вот тут мы Разоблачали необычный чудо-тепловоз, то транспортное средство на фото абсолютно реально ! Быстроходная вездеходная санитарная…

  • Безопасность автобусов проверим на детях

    Опять возвращаемся к нашей прошлой теме. В регионах назрел новый скандал - Российский Союз Туриндустрии предлагает покатать детей на старых…


Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
bigdrum November 3rd, 8:00
Хм... Серийными бывают не только убийцы, но и бронеавтомобили... Так и запишем...

давным-давно читал вики-статью про Г-П

Серега November 3rd, 10:15
и запомнилась сия машинка. Эххх, жаль, в феврале 1917г. в Питере таких не было у наших (жандармы, в основном ) :-(

  • 1
?

Log in

No account? Create an account