Masterok (Валерий) (masterok) wrote,
Masterok (Валерий)
masterok

Category:

Подробнее про ПРО



Создание баллистических ракет стратегического назначения, способных решить исход глобальной войны, вынудило СССР и США заняться разработкой систем противоракетной обороны. Развитие стратегических ракет и средств их поражения, также разрабатываемых на основе ракетных технологий, явилось наиболее сложным направлением гонки вооружений между сверхдержавами [1].

Противоракетная оборона (ПРО) – комплекс сил и средств, а также мероприятия и боевые действия по отражению ракетно-ядерного удара противника путем поражения его баллистических ракет или их головных частей на траекториях полета. Противоракетная оборона может быть территориальной, зональной и объектовой [2].

Часть I. Создание стратегической противоракетной обороны

Исследования по проблеме ПРО начались еще в 1948 году. В августе 1953 года семь маршалов Советского Союза обратились с запиской в Президиум ЦК КПСС о необходимости создания системы противоракетной обороны, и уже в сентябре в ЦК КПСС состоялось первое представительное совещание по проблематике ПРО. 28 октября вышло распоряжение СМ СССР "О возможности создания средств ПРО", а 2 декабря – "О разработке методов борьбы с ракетами дальнего действия". 3 февраля 1956 года вышло совместное постановление ЦК КПСС и СМ СССР "О противоракетной обороне". 1 апреля 1957 года было принято решение о строительстве испытательного полигона в пустыне Бетпак-Дала (Казахстан), у озера Балхаш, вблизи железнодорожной станции Сары-Шаган (больше известен как полигон Сары-Шаган). Уже в начале 60-х годов СССР провел ряд практических экспериментов по перехвату стратегических ракет опытными образцами противоракет.

Системы ПРО создавались на основе уже имевших достаточно высокий по тем временам технический и технологический уровень зенитных ракетных комплексов ПВО и явились как бы их дальнейшим развитием, но уже с характеристиками на порядок выше.

Первой советской противоракетой стала В-1000, разработанная в ОКБ-2 ГКАТ (Государственный комитет по авиационной технике – так называлось тогда Министерство авиационной промышленности) под руководством Григория Кисунько. Противоракетный комплекс (ПРК) под обозначением "А" разрабатывало СКБ-30. Он представлял собой наземный стационарный комплекс, куда входили следующие боевые и обеспечивающие системы – мощная радиолокационная станция (РЛС) дальнего обнаружения БР типа "Дунай-2", три радара точного наведения противоракет (каждый радар состоял из двух РЛС определения координат цели и радиолокатора координат самой противоракеты), РЛС вывода противоракет и совмещенная с ней станция передачи команд управления и подрыва боевой части, стартовые позиции с ПУ противоракет, главный командно-вычислительный пункт и помехозащищенные радиорелейные линии связи между всеми средствами системы. "Дунай-2" оснащалась цифровой вычислительной машиной мощностью 40 тыс. операций в секунду. Противоракета оснащалась обычной боевой частью (весом до 500 кг) или ядерной боеголовкой. Первый пуск был произведен в 1958 году.

В 1961 году были разработаны варианты противоракет В-1000 под индексами С2ТА с осколочной БЧ и инфракрасной (тепловой) головкой самонаведения, Р2ТА с ядерной боеголовкой и оптическим взрывателем (разработка ГОИ – Государственного оптического института) и Г2ТА с ядерной БЧ и радиолокационным взрывателем. 26 марта (по другим данным – 4 марта) 1961 года на удалении более 100 км и высоте 25 км противоракетой была уничтожена БРСД Р-5 с 500 кг тротила, запущенная с полигона Капустин Яр (в США аналогичный показатель был достигнут только через 23 года). 9 июня того же года была перехвачена более мощная БРСД Р-12, которая летела со скоростью 3 км/с, в результате которого была уничтожена ее боеголовка. Как сообщалось в докладе правительству: "… по команде ЭВМ был произведен подрыв осколочно-боевой части противоракеты, после чего, по данным кинофоторегистрации, головная часть баллистической ракеты начала разваливаться на куски". В том же году были проведены испытания В-1000 (Р2ТА) с ядерной БЧ (без делящегося материала), разработанной в Челябинске-70. Прямое поражение головных частей БР было зафиксировано и в ряде последующих натурных работ. Всего в испытательных целях по перехвату баллистических целей было запущено 11 противоракет. Впервые в мире противоракета достигла скорости более 1000 м/с (свыше трех скоростей звука), что по тем временам было достижением эпохальным. В качестве метода наведения было выбрано параллельное сближение противоракеты и цели в строго встречном курсе.

Успешные результаты испытаний системы "А" позволили к июню 1961 года завершить разработку эскизного проекта боевой системы ПРО А-35 (гл. конструктор И. Омельченко), предназначенной для защиты Москвы от американских МБР "Титан-2" и "Минитмен-2", разработка которой была задана постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 8 апреля 1958 года. В 1960 году вышло второе постановление о создании системы ПРО Москвы и ее опытного образца. Защита проекта состоялась осенью 1962 года. С этого года началось строительство объектов системы с использованием части разветвленной инфраструктуры системы ПВО Москвы С-25. В конкурсе на создание противоракеты приняли участие три КБ – Лавочкина, Сухого и Грушина. КБ Лавочкина представило эскизный образец с отработанными в бюро техническими решениями, Сухой представил образец ракеты в масштабе 1:35, где планировалось реализовать передовые технологии, в частности, размещение управляющих двигателей в центре ракеты для увеличения маневренных характеристик, КБ Грушина продемонстрировало проект противоракеты В-1100, который заведомо не подходил требованиям комиссии. Тем не менее, именно Грушин получил заказ на разработку противоракеты, что, видимо, было связано со значительным опытом в области ПРО.

Начинаются форсированные работы по созданию системы ПРО А-35 (разработка СКБ-30, ныне ОКБ "Вымпел") и противоракеты УР-96 (индекс А-350Ж). По данным зарубежных источников, трехступенчатая ПР А-350 (она имела много заимствований из проекта КБ Лавочкина) имела длину 19,8 м, диаметр 2,97 м, размах крыльев 6 м, стартовую массу 32,7 т, дальность поражения цели до 322 км, высота поражения – до ближнего космоса. Для противоракеты впервые в СССР создавался ракетный двигатель с поворотным соплом (управляемым вектором тяги), при котором отпадала необходимость в использовании рулевых двигателей. Было проведено несколько пусков (стендовых огневых испытаний), но в дальнейшем по требованию шефа ОКБ-52 В.Н. Челомея стендовый комплекс для испытаний двигателя был переоборудован для проведения проработки двигателя МБР УР-100. В результате успешных испытаний нового ЖРД ракета А-350 была перекомпонована под двигатель УР-100. В 1967 году был создан экспериментальный полигонный образец системы А-35 – "Алдан", на котором проводились испытания всех элементов комплекса. Он включал в себя сокращенный вариант главного командно-вычислительного центра, одну РЛС "Дунай-3", три стрельбовых комплекса и систему передачу данных (СПД). Поскольку А-35 была предназначена для поражения БР с разделяющейся моноблочной головной частью, то для поражения цели обычно выпускалось две противоракеты: одна – для поражения ГЧ, вторая – для поражения последней ступени, так как ПР не могла отличить их при подлете к цели.

 



А-35.Фото с сайта http://pvo.guns.ru/

 

Система ПРО Москвы развертывалась в двух кольцах радиусом 65 и 90 км. В боевую систему А-35 входят главный командно-вычислительный центр, расположенный в 70 км от Москвы (командный пункт был оснащен высокопроизводительным комплексом ЭВМ типа 5Э92Б), две секторные РЛС дальнего обнаружения "Дунай-3" ("Дунай-3У" и восемь стрельбовых комплексов, в каждом по РЛС обнаружения цели и две РЛС наведения, две огневые позиции с ПУ противоракет), система передачи данных. Противоракета размещалась на наземной пуской установке с наведением по вертикали и оснащалась ядерной БЧ мощностью до 3 Мт разработки закрытого НИИ Челябинск-70. Дальность стрельбы достигала 350 км, высота поражения цели – 35 км. Первый пуск противоракеты состоялся в 1966 году, ввод в эксплуатацию всей системы – 1972 год, принятие на вооружение войсковой частью – в 1978 году.

Параллельно с программой разработки системы А-35 велись работы по созданию систем ПРО "Сатурн" и "Таран". Первая разрабатывалась как мобильная, ее радиолокационные и боевые системы должны были быть размещены на мощных многоосных автофургонах, вторая (разработка ОКБ-52, стационарное наземное базирование) предусматривала использование в качестве противоракеты легкой МБР типа УР-100 с ядерной боеголовкой мощностью 10 Мт. Работы по последнему проекту, были прекращены в 1964 году. Идея создания противоракеты на базе баллистической была отклонена как абсурдная, так как конструкция МБР (тонкостенная обшивка корпуса) не может выдержать огромные перегрузки, какие испытывает противоракета при выполнении перехвата цели.

Были проработаны и пути придания противоракетных возможностей совершенствуемым зенитным ракетным комплексам ПВО дальнего действия. В 1965-78 годах на базе ЗРК большой дальности С-200 "Ангара" (ЦКБ "Алмаз") разрабатывался универсальный передвижной (на автомобильном шасси) противосамолетно-противоракетный комплекс С-225 с ракетой 5Я26 (ОКБ "Новатор") и 5Я27 (МКБ "Факел") с ядерной боевой частью (в классификации НАТО С-225 получил обозначение АВМ-2). Проект не был реализован в связи с успешным началом разработки новой системы ПРО А-135. Уже в 1964 году Г. Кисунько приступил к проектированию новой системы ПРО "Аврора", в которой должны были найти применение как модернизированные ПР дальнего действия А-35, так и ближнего – С-225. Ставилась задача защитить Москву от ударов и китайских баллистических ракет. Но СПРО "Аврора" так и не была реализована [1].

26 мая 1972 года был подписан "Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны" и вступил в силу 3 октября 1972 года. Договор бессрочный, но подлежит рассмотрению через каждые 5 лет. Предусматривает обязательство не развертывать системы ПРО на территории своей страны и не создавать основу для такой обороны, ограничение числа районов размещения системы ПРО для каждой стороны, [предписывает] количество пусковых установок в районе размещения и противоракет на стартовых позициях. Стороны обязались не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. 3 июля 1974 года дополнительным протоколом к Договору по ПРО разрешено оставить только один район размещения СПРО. Советский Союз выбрал для защиты Москву. Соединенные Штаты – базу МБР Гранд-Форкс в Северной Дакоте [2].

Таким образом, к началу нового тысячелетия США и Российская Федерация имели стратегическую ПРО, способную противостоять ракетно-ядерным ударам противника. Кроме того, комплексы по защите своей территории от баллистических ракет были созданы в Китае, Японии, Израиле, Тайване, Франции и Южной Корее.

 

 

Часть II. Создание нестратегической противоракетной обороны

В январе 1992 года, то есть уже после распада СССР, Президент США Джордж Буш призвал Конгресс поддержать разработку программы по защите страны от ограниченного ракетного удара. С этого момента начинается создание нестратегической противоракетной обороны (НПРО).

В 1994 года США приступили к созданию противоракетной обороны театра военных действий (ПРО ТВД). В мае 1995 года президентами России и США было определено, что ПРО ТВД не должны угрожать ядерным стратегическим силам другой стороны и ПРО ТВД нельзя использовать для создания НПРО.

В 1996 году американцы решили переориентировать свои системы ПРО ТВД на системы НПРО. Решено было создавать основные элементы НПРО по программе "3+3". Эта программа подразумевала, что в течение трех лет создаются основные элементы системы. А затем, в течение последующих трех лет, эти элементы, в случае необходимости, развертываются в полноценную НПРО [2].

 

2.1. Противоракетная оборона Североатлантического союза

Работа в области противоракетной обороны ведется в НАТО с начала 90-х годов в ответ на распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки, включая ракеты. Первоначально упор делался на защите развернутых группировок войск НАТО (противоракетная оборона театра военных действий), но в 2002 году работа была расширена и стали рассматриваться возможности защиты населенных пунктов и территории (территориальная противоракетная оборона).

 

2.2. Система активной эшелонированной противоракетной обороны от баллистических ракет на театре военных действий

Данная система предназначена для защиты развернутой группировки НАТО от баллистических ракет малой и средней дальности с радиусом действий до 3000 км. Создание столь сложного потенциала сопряжено с определенным риском, и поэтому система АЭПРОТВД создается в несколько этапов.

В мае 2001 года НАТО параллельно начинает работу над двумя военно-экономическими обоснованиями будущей системы ПРО ТВД НАТО. В июне 2004 года на встрече в верхах в Стамбуле руководители Североатлантического отдают распоряжение об оперативном продвижении работы по ПРО ТВД. В марте 2005 года руководство Североатлантического союза под эгидой Конференции национальных директоров по вооружениям (КНДВ) создает Организацию по управлению программой активной эшелонированной противоракетной обороны НАТО, которой было поручено курировать программу. Также в ней участвовали другие ключевые органы НАТО – Агентство НАТО по консультациям, командованию и управлению (НЦ3А) и Агентство по управлению системой воздушного командования и управления НАТО (НАКМА).

На начальном этапе работа была сосредоточена в основном на проектировании и интеграции системы, а также создании комплексного испытательного стенда, расположенного в НЦ3А в Гааге, Нидерланды. Комплексный испытательный стенд принципиально важен для проверки опытно-конструкторских работ.

В сентябре 2006 года Североатлантический союз заключает первый крупный контракт на разработку испытательного стенда системы. В феврале 2008 года, на девять месяцев раньше запланированного срока, открывается испытательный стенд. В 2008 году осуществлена проверка системной разработки компонента управления системы ПРО ТВД в ходе испытаний с национальными системами и объектами на комплексном испытательном стенде; заложена основа для закупок технических средств.

В марте 2010 года был создан первый оперативный потенциал, получивший название первого этапа промежуточной системы. Благодаря этому у военных появился инструмент для планирования, позволяющий строить наиболее эффективные схемы обороны для конкретных сценариев или реальных развертываний контингентов.

В июне 2010 года министры обороны стран НАТО пришли к соглашению о том, что на встрече в верхах в Лиссабоне члены организации должны принять решение о создании потенциала противоракетной обороны НАТО для защиты населения и территории европейских стран организации от растущей угрозы в связи с распространением баллистических ракет; программа расширенной ПРО ТВД могла бы стать стержневым элементом командования, управления и связи подобной системы. Европейский поэтапный адаптивный подход США станет ценным национальным вкладом в этот потенциал.

В июне 2010 года НАТО подписывает контракты на второй этап промежуточной системы ПРО ТВД, включающий боевые комплексы ПРО ТВД для ведения боя в режиме реального времени.

В июле 2010 года Промежуточная система второго этапа проходит важнейшие испытания во время учений ВВС Нидерландов по совместному проекту "Оптик уиндмил – 2010".

В конце 2010 года была создана более солидная модификация этой системы – второй этап промежуточной системы, – обеспечивающий общую картину обстановки. В декабре 2010 года все компоненты промежуточной системы второго этапа, включая датчики и огневые комплексы ПРО из стран НАТО, были подсоединены и успешно прошли испытания в комплексе, прежде чем они были переданы командующим НАТО. Промежуточная система второго этапа была затем поставлена в качестве оперативного потенциала в Многонациональный центр управления действиями авиации (МЦУДА) в Удеме в Германии.

К 2018 году будет создана в завершенной конфигурации система нижнего и верхнего эшелона.

Таким образом, эта система в своей окончательной конфигурации будет представлять собой многоуровневую совокупность систем перехвата на малых и больших высотах (также именуемых оборонительными средствами нижнего и верхнего эшелона), включающую средства организации боевого управления, командования, управления, связи и разведки (BMC3I), приборы дальнего радиолокационного обнаружения, радиолокационные средства и различные перехватчики. Страны-члены НАТО предоставят датчики и системы (комплексы) оружия, тогда как НАТО разработает сегмент BMC3I и обеспечит интеграцию всех этих компонентов в слаженную и эффективную архитектуру.

2.3. Противоракетная оборона для защиты территории НАТО

После саммита НАТО в Праге в ноябре 2002 года началась разработка военно-экономического обоснования противоракетной обороны с целью проведения анализа вариантов защиты войск (сил), населения и территории Североатлантического союза от всего спектра угроз ракетного нападения. Эта разработка велась многонациональной трансатлантической группой экспертов, которая в апреле 2006 года по завершении обоснования пришла к выводу о том, что система ПРО является технически осуществимой в рамках обоснования и в пределах его допущений. Результаты работы были одобрены Конференцией руководителей национальных директоров по вооружениям (КНДВ) НАТО на встрече в верхах в Риге в ноябре 2006 года и стали технической базой для продолжающегося обсуждения политических и военных вопросов, связанных с желательностью наличия системы ПРО НАТО.

В 2007 году был обновлен подготовленный НАТО в 2004 году анализ ракетной угрозы. В данной связи на встрече в верхах в 2008 году в Бухаресте Североатлантический союз рассмотрел технические вопросы, а также политические и военные последствия предлагаемых компонентов системы ПРО США в Европе. Руководители стран НАТО признали, что планируемое развертывание в Европе средств ПРО США поможет обеспечить защиту многих стран НАТО и пришли к соглашению о том, что данная система должна быть неотъемлемой частью любой будущей архитектуры ПРО всей Организации Североатлантического договора.

В декабре 2008 года в рамках подготовки обсуждений на предстоящей встрече в верхах разработанные варианты расширения архитектуры ПРО на всю территорию стран НАТО и населенных пунктов, не охваченных системой США, представлены Конференции национальных директоров по вооружениям.

Союзники по НАТО также призвали Россию воспользоваться предложениями США о сотрудничестве в области ПРО. Участники встречи также заявили о своей готовности изучить возможности подключения друг к другу в соответствующий момент систем ПРО США, НАТО и России.

На встрече в верхах в Страсбурге/Келе в апреле 2009 страны Североатлантического союза признали, что будущий вклад США в виде важных элементов архитектуры может способствовать работе НАТО и решили, что необходимо расставить приоритеты в преодолении ракетной угрозы, в том числе рассмотреть степень неминуемости угрозы и приемлемого риска. Они также поручили Североатлантическому совету представить рекомендации по альтернативным вариантам архитектуры на основе уже изученных элементов для рассмотрения на очередной встрече в верхах, а также наметить и выполнить работу по политическим, военным и техническим аспектам, связанным с возможным расширением программы АЭПРОТВД и включением в нее территориальной ПРО помимо защиты развернутых группировок НАТО.

В сентябре 2009 года США объявили о своих планах по Европейскому поэтапному адаптивному подходу.

В начале 2010 года НАТО вышла на первый этап начального потенциала, который позволит защищать войска (силы) Североатлантического союза от ракетных угроз.

На встрече в верхах НАТО в Лиссабоне в ноябре 2010 года лидеры стран НАТО приняли решение о создании потенциала противоракетной обороны в целях выполнения основной задачи организации – коллективной обороны. В этой связи они решили расширить масштаб сил и средств управления и связи в рамках существующей программы активной эшелонированной противоракетной обороны театра военных действий (АЭПРОТВД), с тем чтобы защищать не только войска (силы), но и население, а также территорию европейских стран НАТО. В данном контексте Европейский поэтапный адаптивный подход США (ЕПАП) и прочие возможные национальные средства приветствуются в качестве ценных вкладов государств в архитектуру противоракетной обороны НАТО.

В марте 2011 года министры обороны рассмотрели прогресс в выработке договоренностей по консультациям и управлению, включающих функции и обязанности соответствующих органов НАТО в мирное время, а также в период кризисов и конфликтов.

В июне 2011 года министры обороны утвердили план действий по ПРО НАТО, в котором представлен всеобъемлющий обзор важнейших действий и решений Североатлантического совета, которые необходимы для реализации системы противоракетной обороны НАТО в течение следующего десятилетия [3].

Таким образом, в НАТО создается система нестратегической ПРО, предназначенная как для защиты от ракетных ударов развернутых группировок НАТО (противоракетная оборона театра военных действий), так и защиты населенных пунктов и территории (территориальная противоракетная оборона).

Часть III. Средства противоракетной обороны

К средствам противоракетной обороны относятся средства обнаружения и поражения баллистических целей, а так же средства автоматизированного управления силами противоракетной обороны.

Проблемным вопросом остается создание противоракетных комплексов нестратегической ПРО. Поэтому в третьей части основное внимание будет уделено именно средствам поражения баллистических целей.

На ближайшую перспективу решением данной проблемы является применение для поражения оперативно-тактических и тактических ракет зенитных ракетных комплексов, обладающих возможностями поражения баллистических целей.

3.1. Отечественные зенитные ракетные комплексы, применяемые для поражения баллистических целей

Идея придания ЗРК возможности бороться с баллистическими ракетами принадлежит СССР, и для решения этих задач предназначалась созданная в 70-х годах зенитная ракетная система (ЗРС) С-300. Конструкторские работы над новой зенитной ракетной системой С-300 начались в 1969 году по постановлению Совета министров СССР. Было предусмотрено создание для ПВО сухопутных войск, ПВО кораблей ВМФ и Войск ПВО страны трёх систем: С-300В ("Войсковая"), С-300Ф ("Флотская") и С-300П ("ПВО страны").

Зенитная ракетная система С-300 средней дальности предназначена для обороны крупных промышленных и административных объектов, военных баз и пунктов управления от ударов средств воздушно-космического нападения противника, способна поражать баллистические и аэродинамические цели. ЗРС С-300 стала первой многоканальной зенитной ракетной системой, способной сопровождать каждым комплексом (ЗРК) до 6 целей и наводить по ним до 12 ракет.

Главный разработчик – НПО "Алмаз" им. А. А. Расплетина (ныне входящее в Концерн ПВО "Алмаз-Антей"). Зенитные управляемые ракеты для системы С-300 были разработаны МКБ "Факел". Серийный выпуск системы (С-300ПТ) был начат в 1975 году. В 1978 году были завершены испытания системы, в 1979 году первый полк С-300ПТ встал на боевое дежурство [4].



С 300 ПМУ 2 Фаворит.Фото с сайта http://uos.ua/

 

В 1995 году на полигоне Капустин Яр при проведении испытаний системы С-300 впервые в мире удалось добиться уничтожения оперативно-тактической ракеты типа Р-17 в воздухе: в точке перехвата подрыв боевого снаряжения зенитных ракет С-300 вызвал инициирование боевой части БР Р-17 [5]

Зенитная ракетная система С-300ПТ (по классификации НАТО SA-10A Grumble; литер Т в названии обозначает "транспортируемый"), испытания которой были завершены в 1978 году, предназначалась для войск ПВО объектов и войсковых группировок. Система включала в себя командный пункт (в составе радиолокатора обнаружения 5Н64 и пункта боевого управления 5К56) и до 6 зенитных ракетных комплексов 5Ж15 [4]. В системе использовались ракеты 5В55К (В-500К, без бортового радиопеленгатора) с дальностью поражения аэродинамических целей до 47 км (стартовая тяга ДУ 25 тс, время работы ДУ – 9 с). В дальнейшем разработаны ракеты 5В55Р (В-500Р, с бортовым радиопеленгатором) с дальностью поражения целей до 75 км [6]. Применение ракет 5В55Р позволяло поражать баллистические цели.

Комплекс 5Ж15 состоял из радиолокатора обнаружения воздушных целей на малых и предельно малых высотах (НВО) 5Н66 (по классификации НАТО TIN SHIELD), системы управления с радиолокатором подсвета наведения 5Н63 (по классификации НАТО FLAP LID) и пусковых установок 5П85-1. Пусковые установки располагались на полуприцепе. В состав комплекса мог быть включен низковысотный обнаружитель (НВО) 5Н66, но комплекс мог функционировать и без данной РЛС. В ракетах изначально планировалось использовать систему наведения по команде с РЛС подсвета и наведения с использованием информации с пассивного радара ракеты, но из-за проблем с наведением на цели, летящих на высотах менее 500 м, разработчиками было принято решение, что возможность обстреливания низковысотных целей важнее, и изначально было реализовано только наведение по команде с наземной РЛС. Позднее была разработана ракета с собственной системой наведения, что позволило поражать цели на минимальной высоте 25 м.

На основе улучшений в системе С-300ПТ созданы несколько модификации для ПВО страны и на экспорт. ЗРС С-300ПТ-1 и С-300ПТ-1А (по классификации НАТО SA-10b/c) являются развитием ЗРС С-300ПТ. Кроме того на вооружение принята ракета 5В55КД с возможностью холодного запуска. Время готовности сокращено до 30 минут, оптимизация траектории ракеты 5В55КД позволила достигнуть дальности 75 км.

Зенитная ракетная система С-300ПС (по классификации НАТО SA-10d; литер С в названии обозначает "самоходный") принята на вооружение в 1982 году [6]. Создание этой системы было обусловлено анализом опыта боевого применения ЗРК во Вьетнаме и на Ближнем Востоке, где боеспособность подразделений в значительной степени зависела от их мобильности. Новая система имела рекордно короткое время развёртывания – 5 минут, что позволило в кратчайшее время осуществлять смену стартовых позиций и уменьшить вероятность поражения авиацией противника при обнаружении во время первого пуска. ЗРС С-300ПС включает в себя командный пункт 5Н83С и до 6 зенитных ракетных комплексов 5Ж15С.

В состав командного пункта входит радиолокатор обнаружения 5Н64С на шасси МАЗ-7410 и полуприцепа "9988" и пункт боевого управления 5К56С на шасси МАЗ-543. В состав комплекса 5Ж15С входит радиолокатор подсвета и наведения (РПН) 5Н63С и до 4 пусковых комплексов (в состав каждого пускового комплекса входит основная пусковая установка 5П85С, к которой подключаются две дополнительные 5П85Д). На каждой ПУ размещены 4 ракеты. Боекомплект комплекса составляет 48 ракет. Боевые средства комплекса также размещены на шасси МАЗ-543. Для увеличения возможностей системы по обнаружению и уничтожению маловысотных целей в состав комплексов включен низковысотный обнаружитель (НВО) 5Н66М. Антенный пост НВО устанавливается на вышку 40В6М(Д), которая является унифицированной и может использоваться также для размещения антенного поста РПН для уменьшения углов закрытия на конкретной позиции. На шасси боевых средств устанавливаются средства автономного энергоснабжения – газотурбинные агрегаты питания ГАП-65. К средствам обеспечения ЗРС С-300ПС относятся средства внешнего электропитания (дизельные электростанции 5И57, распределительно-преобразовательные устройства 63Т6, перевозимые трансформаторные подстанции 83(2)Х6, кабельные комплекты), средства увеличения дальности речевой и телекодовой связи – антенно-мачтовые устройства АМУ ФЛ-95М на шасси ЗИЛ-131, топопривязчики 1Т12 на шасси ГАЗ-66, лаборатория ракетных комплексов 12Ю6 (средство обеспечения ремонта цифровых вычислительных комплексов 5Э265(6), комплекты индивидуального и группового ЗИП на шасси полуприцепов типа ОдАЗ. Транспортируемость несамоходных элементов обеспечивается бортовыми и седельными тягачами КрАЗ-260. Обозначение унифицированной транспортной машины-полуприцепа 5Т58. Экспортный вариант системы С-300ПС, отличающийся незначительными изменениями в составе оборудования, получил обозначение С-300ПМУ.

Зенитная ракетная система С-300ПМ (по классификации НАТО SA-20a Gargoyle; литер М в названии обозначает "модернизированный", экспортный вариант С-300ПМУ1) является дальнейшим развитием ЗРС С-300ПС [8]. Основным усовершенствованием в С-300ПМ является новая ракета 48Н6, которая взяла большое число улучшений от ракет корабельного варианта С-300ФМ, но с боеголовкой массой 143 кг. Ракета имеет усовершенствованную аппаратную часть и способна поражать воздушные цели, летящие со скоростью до 6450 км/ч, дальность поражения аэродинамических целей – 150 км. Таким образом, зенитная ракетная система С-300ПМ классифицируется как ЗРС большой дальности. Также были модернизированы РЛС, в систему были включены РЛС обнаружения 64Н6 (по классификации НАТО BIG BIRD) и радиолокатор подсвета и наведения 30Н6Е1. Разработка системы С-300ПМ начата в 1985 году, в 1993 году ЗРС С-300ПМ принята на вооружение [9].

В 1999 году были впервые представлены сразу несколько типов ракет, в дополнение к ракетам 5В55Р (В-500Р), 48Н6 и 48Н6Е2 С-300ПМУ1 мог использовать две новые ракеты: 9М96Е1 и 9М96Е2. Обе значительно меньше по размеру, чем предыдущие ракеты, и весят 330 и 420 кг соответственно, при этом несут меньшие по массе (24 кг) боеголовки. 9М96Е1 имеет радиус поражения 1–40 км и 9М96Е2 1–120 км. Для маневрирования они используют не только аэродинамическое оперение, но и газодинамическую систему, что увеличивает вероятность поражения, несмотря на гораздо меньшую боеголовку. Вероятность поражения баллистической цели ракетами 9М96Е1 и 9М96Е2 равна 0,9 [10].

С-300ПМУ1 использует систему управления 83М6Е, но имеет совместимость с предыдущей системой управления "Байкал-1Е" и "Сенеж-М1Е". 83М6Е включает РЛС обзора 64Н6Е. РПН использует 30Н6Е1 и дополнительно может использоваться низковысотный обнаружитель 76Н6 и всевысотный обнаружитель 96Л6Е. 83M6E может контролировать до 12 пусковых установок, как самодвижущиеся 5П85СЕ, так и прицепные 5П85ТЕ. В ЗРК включаются машины обеспечения, такие как вышка 40В6М, предназначенная для поднятия антенного поста.

Зенитная ракетная система С-300ПМУ2 "Фаворит" (по классификации НАТО SA-20b Gargoyle) была представлена в 1997 году как модификация С-300ПМУ1 с увеличенной дальностью поражения до 195 км. Для нее была разработана новая ракета 48Н6Е2. Эта система может бороться не только с баллистическими ракетами малой дальности, но и тактическими баллистическими ракетами средней дальности. Система использует систему управления 83М6Е2, состоящую из командного пункта 54К6Е2 и радиолокатора обнаружения 64Н6Е2 с двусторонней ФАР [11].

 



С 300 ПМУ 2 Фаворит.Фото с сайта http://rbase.new-factoria.ru/

 

Зенитные ракетные системы С-300П и ее модификации, кроме России состоят на вооружении ПВО Айзербайджана, Алжира, Армении, Белоруссии, Болгарии, Венесуэлы, Вьетнама, Ирана, Казахстана, КНР, Кипра (Греции), КНДР, Республики Корея, Сирии, Словакии, Украины, Хорватии.

Производство модификаций ЗРС С-300П по лицензии осуществляется в КНР и Республике Корея.

Зенитная ракетная система С-400 "Триумф" (по классификации НАТО SA-21 Growler) большой и средней дальности нового поколения предназначена для поражения всех современных и перспективных средств воздушно-космического нападения – самолётов-разведчиков, самолётов стратегической и тактической авиации (в том числе изготовленные по технологии "стелс"), крылатых ракет, тактических, оперативно-тактических баллистических ракет, баллистических ракет средней дальности, гиперзвуковых целей, постановщиков помех, самолётов радиолокационного дозора и наведения и прочих. Каждая ЗРС обеспечивает одновременный обстрел до 36 целей с наведением на них до 72 ракет.

Головной разработчик – НПО "Алмаз" им. академика А. А. Расплетина. Генеральный конструктор – Александр Леманский. 28 апреля 2007 года постановлением Правительства РФ ЗРС "Триумф" была принята на вооружение.

ЗРС С-400 может поражать аэродинамические цели на дальности до 400 км и тактические баллистические цели, летящие со скоростью до 4,8 км/с на дальности до 60 км. При этом обнаружение цели возможно на дальности до 600 км. Ракеты могут поражать низколетящие цели на высоте от 5 м.

Возможно применение нескольких типов ракет, обладающих различной стартовой массой и дальностью пуска, что позволяет создавать противовоздушную и противоракетную оборону, эшелонированную по дальности и высоте.

В состав системы С-400 входят:

1. Средства управления 30К6Е (пункт боевого управления 55К6Е на шасси Урал-532301). В состав средств управления входит ЦВК серии "Эльбрус-90микро".

2. РЛС обнаружения 91Н6Е (Дальность 600 км) с двусторонней ФАР для работы РЛС при активном радиопротиводействии РЛС работает в режиме постоянной перестройки частоты. Устанавливается на шасси МЗКТ-7930.

3. Зенитные ракетные комплексы 98Ж6Е (до 6 шт.) в составе:

- многофункциональная РЛС управления с ФАР 92Н2Е (Дальность подсвета 400 км). РЛС способна работать при постановке активных помех;

- пусковые установки 5П85ТЕ2 и/или 5П85СЕ2 на полуприцепе в связке с седельным тягачом БАЗ-64022 или на шасси МАЗ-543М (до 12 шт. на каждой по 4 ракеты);

- зенитные ракеты 48Н6Е, 48Н6Е2, 48Н6Е3 существующих ЗРК С-300ПМ-1, С-300ПМ-2, доработанные для С-400 ракеты 48Н6ДМ, а также перспективные ракеты 9М96Е и 9М96Е2 и ракета сверхбольшой дальности 40Н6Е.

- Боекомплект системы – 288 ракет.

В состав комплекса могут включены: всевысотная РЛС 96Л6Е и передвижная вышка 40В6М для антенного поста 92Н6Е [12].

В перспективе зенитная ракетная система С-400 "Триумф" может стать основой системы противоракетной обороны России.

 


Внимание! Тем кого заинтересовала данная статься. Т.к рамки поста ЖЖ не позволяют предоставить вам полный вариант статьи, читайте продолжение на ИНФОГЛАЗЕ.

 Полковник Александр Гирин, Олег Валецкий.


Напомню вам по теме, что такое  Система гарантированного ответного ядерного удара "Периметр", а так же как происходит Загрузка в шахту межконтинентальной баллистической ракеты «Тополь-М»

Tags: Оружие
Subscribe
promo masterok january 2, 2018 12:00 47
Buy for 300 tokens
Вот так выглядит трафик в блоге за 2019-20 год по месяцам. Это более ТРЕХ МИЛЛИОНОВ просмотров в месяц, среди которых не только залогиненные в ЖЖ , но и любые просмотры из поисковых систем. При этом за месяц приходит около МИЛЛИОНА посетителей. А вот статистика по дням одного из месяцев…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments