?

Log in

No account? Create an account

masterok


Мастерок.жж.рф

Хочу все знать


Previous Entry Share Next Entry
Как Израиль уничтожил сирийский ядерный реактор
masterok


Итак, дорогие мои френды ! Какое сегодня число ? Правильно, 31, а это значит надо было бы мне закончить с июльским столом заказов, а там еще 2 темы. Буду сегодня по стахановски действовать, но обещанные темы вам разверну. Слушаем сначала френда wasilijХочу прочитать про уничтожение сирийского реактора в 2007 году.

Бомбардировка самолетами ВВС Израиля сирийского объекта в Аль-Кибар в течение многих месяцев была окутана тайной. Израильское руководство никак не комментировало инцидент. Высшие гражданские и военные чины Израиля ограничивались фразой: "Без комментариев!", за которой обычно следовала многозначительная ухмылка. А официальный Дамаск отреагировал на бомбардировку своей территории и вовсе странно: сначала сирийцы полностью отрицали сам ее факт, а через несколько дней обвинили израильтян в нарушении своего воздушного пространства. Причем сирийцы заявили, что израильтяне уничтожили "старый военный объект, в настоящее время не используемый".

В Израиле гриф секретности с авианалета на Аль-Кибар не снят до сих пор. Однако американские СМИ все это время не оставляли попыток докопаться до истины. Но все таки кое какую информацию можно собрать по этому вопросу:



 

Совещания в гостиной президентских апартаментов в Белом Доме были абсолютно конфиденциальными, ибо обсуждавшийся вопрос был архиважным. Только один человек был уполномочен записывать то, о чем говорилось. И вот в один день, вернувшись после совещания в офис Совета по национальной безопасности, он с ужасом осознал, что все его записи остались в президентской резиденции, в портфеле под стулом, на котором он сидел. «Это были едва ли не самые тайные документы в тогдашнем правительстве Соединенных Штатов, – вспоминает в своей мемуарной статье “Бомбардировка сирийского реактора: нерассказанная история” (Bombing the Syrian Reactor: The Untold Story), опубликованной журналом Commentary, нынешний член влиятельного «мозгового треста» «Совет по международным отношениям» Эллиот Абрамс (Elliott Abrams), – были приняты уникальные предосторожности для гарантирования секретности, а я попросту забыл их на полу. Бледный и в поту, я помчался обратно к жилой части, где дворецкий милосердно впустил меня внутрь и проводил к Желтой Овальной Комнате, где состоялась встреча. Вот он, мой портфель, под стулом и нетронутый. Что ж, подумал я, если дворецкий не проболтается, может, меня и не расстреляют»…


29 января 2013 года  израильские ВВС нанесли удар по неподтвержденным целям на территории Сирии. Правительство Израиля от комментариев отказалось, Белый Дом – тоже. Согласно данным, просочившимся, со ссылкой на неназванные правительственные источники, в американскую печать, израильтянами был уничтожен конвой грузовиков, доставлявший из Сирии в расположение «Хезболлы» зенитные установки ЗРК «Бук-М2Э» (в натовской классификации – SA-17).  Потом была атака на вроде бы склады сверхзвуковых ракет "Яхонт".  Иран и Сирия пообещали отомстить, Россия выразила серьезную обеспокоенность, а обозреватель того же Commentary Джонатан Тобин подчеркнул: как и в прошлом, еврейское государство продолжает делать за американцев грязную работу в Сирии.



Так как же это было в 2007-м?


 Название книги «Израиль против Ирана, тайная война» выпущенной в свет несколько дней назад издательством «Кинерет», претендует на широкий охват событий. И, действительно, израильские журналисты Йоаз Гендель и Яков Кац проделали немалую работу, собрав большое количество информации о том, как ведется эта война. Но, на мой взгляд, главная изюминка книги заключается в детальном описании всех этапов операции, в ходе которой израильские ВВС разнесли в клочья сирийский реактор.

Гендель и Кац отследили все стадии операции - от сбора первичной информации до налета семи Ф-15 на здание реактора. А в том случае, когда журналисты информацию раздобыть не сумели, они попытались воссоздать ситуацию, опираясь на описания аналогичных действий ЦАХАЛ в прошлом. К подобной реконструкции авторы прибегли, описывая тайный рейд бойцов спецназа генштаба ЦАХАЛ в Сирию, в ходе которого были собраны образцы почвы и растений в непосредственной близости от тщательно охранявшегося реактора.

По большому счету эта книга не сообщила ничего нового. Весь мир и так был уверен, что именно Израиль уничтожил в сентябре 2007 года сирийский атомный реактор. И, тем не менее, она, без сомнения, станет бестселлером. Одно дело быть уверенным, а совсем другое - знать, причем во всех подробностях историю уничтожения сирийского реактора. К тому же, официальный Израиль до сих пор отказывается от каких либо комментариев или даже от простой реакции по этому поводу. Йоаз Гендель и Яков Кац – серьезные люди и книга, написанная ими, серьезное исследование.

Свое описание израильской операции по уничтожению реактора Гендель и Кац начинают с конца апреля 2007 года, когда тогдашний шеф Мосада Меир Даган позвонил по секретной линии советнику президента США по национальной безопасности Стивену Хедли и попросил срочной встречи. Когда подобная просьба поступает от главы Мосада, то даже советник президента – человек донельзя занятой - сразу находит место в своем расписании. Встреча состоялась 4 мая, в канцелярии советника, находящейся в Белом доме, рядом с Овальным кабинетом президента США.

По негласному соглашению между спецслужбами Израиля и США их сотрудники не интересуются источниками информации своих коллег. Но Даган решил нарушить это неписаное правило и уже в самом начале встречи рассказал об успешной операции своих агентов, сумевших раздобыть секретную информацию о странном объекте, возведенном в Дир А-Зур - гористом районе Сирии.

Затем Даган разложил перед Хедли ряд фотографий. Первая из них запечатлела двух улыбающихся, стоящих в обнимку мужчин на фоне какого-то промышленного объекта. Один из мужчин был азиатом. Хедли вопросительно посмотрел на Дагана, и тот положил на стол два документа - краткое описание результатов слежки, которую вели за этими двумя мужчинами агенты Мосада.

Азиат оказался Чаном Чибо – ведущим специалистом атомной программы Северной Кореи. Второй - Ибрагимом Оттоманом, главой сирийского комитета по атомной энергии. Связь между этими людьми говорила уже сама за себя, но Хедли еще не видел главного - фотографий. И Даган выложил их на стол – в хронологическом порядке строительства.

Фотографии уже первых этапов стройки не оставляли никакого сомнения – речь идет о ядерном реакторе. Фотографии следующих этапов показали, как он был тщательно замаскирован под промышленный объект, на котором могла выпускаться самая невинная продукция.

Хедли вызвал в кабинет нескольких своих сотрудников, которые должны были представить данные по корейской атомной программе. Один из них продемонстрировал Дагану и Хедли фотографии северокорейского реактора, построенного Чаном Чибо 30 лет назад. Его здание и здание в Дир А-Зур были абсолютно идентичны.

Другой сотрудник сообщил, что американские спецслужбы еще в 2004 году сумели перехватить несколько телефонных разговоров между высокопоставленными чиновниками Пхеньяна и Дамаска. Никакой особой информации из разговоров выудить неудалось, собеседники соблюдали крайнюю осторожность. Но все же стало понятно - между двумя странами существует сотрудничество в какой-то суперзасекреченной области.

Пазл сложился. Хедли посмотрел на Дагану и сказал - «Меир, это очень большое дело».

От Хедли Даган поехал на встречу с директором ЦРУ Майклом Хайденом, которого также ознакомил со всей информацией по сирийскому реактору. А Хедли немедленно доложил президенту Бушу об открытии израильтян. Буш распорядился изучить во всех подробностях сведения, представленные Даганом, и хранить их в абсолютном секрете.

С этого момента Хедли и госсекретарь США Кондолиса Райс начали обсуждать с израильтянами пути решения возникшей проблемы. В Иерусалиме были убеждены – речь идет о полностью завершенном ядерном реакторе, который отделяют от начала работы несколько месяцев. Но в Вашингтоне не спешили с выводами, а требовали дополнительной информации, которая еще и еще раз подтвердила бы утверждения израильтян.

 



 

Вот что рассказывает Эллиот Абрамс:


 «В середине мая 2007 года мы получили экстренную просьбу принять в Белом Доме главу “Моссада” Меира Дагана. Ольмерт просил, чтобы ему было разрешено показать кое-какие материалы лично Бушу. Мы ответили на это предложением, чтобы он сначала продемонстрировал то, что у него есть советнику по национальной безопасности Стивену Хэдли и мне. Я был тогда заместителем советника по национальной безопасности, отвечавшим за Ближний Восток. В офисе Хэдли для презентации Дагана к нам присоединился вице-президент Дик Чейни. То, что мы узнали, было поразительным и шокирующим. Даган показал нам разведданные, доказывающие, что Сирия строит ядерный реактор, чертеж которого был предоставлен Северной Кореей, и делает это с технической помощью северокорейцев. И еще Даган недвусмысленно сообщил: все израильские политики, которые видели эти материалы, согласны с тем, что реактор должен быть уничтожен».

Поначалу американцы все же сомневались: неужто Башар Асад настолько глуп, что думал, будто эта затея сойдет ему с рук? Что Израиль позволит ему это? Однако трюк ему почти удался – строительство продвинулось уже достаточно далеко, еще несколько месяцев, и реактор был бы запущен.


Так или иначе, процесс обсуждения того, что делать, начался между американцами и израильтянами немедленно и длился 4 месяца. Работа по Аль-Кибар (так стали называть реактор), по словам Абрамса, была «образцом как американо-израильского сотрудничества, так и межведомственной кооперации без утечек. Документы, которые я распространял между участниками обсуждений, возвращались ко мне сразу после окончания совещаний или запирались под замок; секретари и помощники ничего не знали; сами совещания именовались неопределенно типа “группы по изучению”».


Изучались следующие варианты решения вопроса: открытый или скрытый, кто будет бомбить: Израиль или Соединенные Штаты, военный или дипломатический. Технически военный вариант не предоставлял для американцев проблем: генерал Питер Пэйс, председатель Комитета начальников штабов, заверил в этом президента Буша. Однако дипломатический вариант тоже рассматривался очень серьезно. Этот сценарий выглядел так: сначала проинформировать МАГАТЭ и потребовать немедленной инспекции; если Сирия отказывается допустить инспекторов на Аль-Кибар, то мы обращаемся в Совет Безопасности ООН и требуем его реакции; если ее нет, то теоретически остается только военный вариант.


 

После того, как армия США вторглась в Ирак на основании информации о будто бы имевшемся в распоряжении Саддама химическом оружии, которое, в конце концов, так и не сумели найти, Буш боялся вторичного провала и убийственной критики в американских СМИ.

В Иерусалиме понимали, что времени остается катастрофически мало и поэтому тогдашний премьер-министр Эхуд Ольмерт решил напрямую обратиться к Бушу. По свидетельству высокопоставленных сотрудников администрации Буша, Ольмерт занял бескомпромиссную позицию- реактор должен исчезнуть с лица земли. Но Буш колебался.

Его ближайшие советники разъясняли израильтянам - прежде, чем уничтожаем реактор, вы должны ответить на три вопроса. Первый – для какой цели в действительности используется здание, фотографии которого представил Мосад? Второй - на каком этапе реализации своей атомной программы находится Сирия? Третий – что можно сделать, чтобы остановить эту программу?

Для ответа на эти вопросы Мосад и израильская военная разведка АМАН удвоили усилия по сбору информации. Средств не жалели, от агентов требовали идти на самые рискованные шаги ради получения дополнительных сведений.

Эхуд Ольмерт и тогдашний министр обороны Израиля Амир Перец провели ряд секретных совещаний с экспертами, в ходе которых рассматривались две опции – уничтожение реактора или же полное абстрагирование от его существования. Одним из участников совещаний был генерал запаса Давид Иври, командовавший израильскими ВВС во время атаки на иракский реактор в 1981 году.

Во время совещаний кое-кто утверждал, что Башар Асад строит реактор исключительно для того, чтобы произвести впечатление на лидеров других арабских стран. В его истинные цели не входит намерение создать реальную угрозу для Израиля и поэтому Израиль должен делать вид, что ему ничего не известно об объекте в Дир А-Зур.

Но подавляющее большинство экспертов придерживалось ровно противоположной точки зрения. По их мнению, игнорирование Израилем исламского атомного реактора на Ближнем Востоке (как это случилось на первых этапах строительства иранских реакторов) неминуемо привело бы к включению в атомную гонку умеренных арабских стран.

Ольмерт поддержал сторонников уничтожения реактора. В результате этих заседаний было принято решение – реактор в Дир А-Зур представляет угрозу существования Израиля и его необходимо как можно быстрее стереть с лица земли.

Высокопоставленный чиновник из ближайшего окружения Буша рассказал, что после встречи Хедли с Даганом, между израильтянами и американцами начался интенсивный обмен разведывательной информации о реакторе. Сперва Ольмерт просил американцев самим решить эту проблему. Но, несмотря на теплые отношения с Бушем, его просьбы остались безответными.

Гендель и Кац утверждают, что по свидетельству того же американского источника, президент Буш уже через несколько недель разъяснил израильскому премьеру - с его точки зрения идеальным решением вопроса было бы обращение в международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), возглавлявшееся египтянином Аль Барадеи. Если это обращение не возымеет успеха, тогда можно будет обратиться в Совет Безопасности ООН с просьбой наложить санкции на Дамаск. И только после этого, по мнению Буша, можно было взвесить военную опцию.





Лично мне, говорит Эллиот Абрамс, дипломатический вариант представлялся «беззубым и нелепым». С одной стороны, еврейское государство никогда бы не вверило свою безопасность ООН. С другой, этот вариант и не сработал бы: друзья Сирии в ООН, особенно Россия, прикрыли бы ее. Что же касается МАГАТЭ, то у нас уже было достаточно опыта общения с ее генеральным директором, египтянином Мохаммедом Эль-Барадеем. Он, замечает Абрамс, из роли инспектора и полицейского переквалифицировал себя в миротворца и дипломата – поэтому, вместо того чтобы выступить против Сирии единым фронтом, он бы стал добиваться сделки с ней. И еще: передача проблемы реактора в ООН и МАГАТЭ означала бы, что этим станет заниматься Государственный департамент во главе с Кондолизой Райс – «я же считал, что вопрос такой значимости должен находиться в ведении Белого Дома». Но главное – как только бы сирийцы узнали, что нам известно о Аль-Кибар, они бы тут же построили совсем рядышком детский садик или еще какое-нибудь подобие человеческого щита. Эффект внезапности, жизненно необходимый для военного варианта, был бы тогда снят.



Единственным среди участником совещаний, кто выступил за американскую бомбардировку, был вице-президент Чейни. «Это не только бы сделало регион и мир более безопасным, но продемонстрировало бы всю серьезность, с которым мы относимся к нераспространению… – вспоминал он в своих мемуарах. – Но мой голос был одиноким. Когда я закончил, президент спросил: “Кто-нибудь здесь согласен с вице-президентом?”. Ни одна рука в комнате не поднялась».


Я извинился тогда перед вице-президентом за то, что оставил его в изоляции, говорит Абрамс. Но я считал, что реактор должны разбомбить израильтяне и восстановить тем самым свой силовой статус, подпорченный Второй Ливанской войной в 2006 году и захватом «Хамасом» Газы в 2007-м. Если удар по реактору нанесем мы, думал я, израильтяне проиграют, поскольку все станут указывать, что реактор в Озираке (Ирак) в 1981 году они уничтожили, а вот сейчас связываться с Сирией побоялись – и это резко подняло бы престиж последней в регионе да и Ирана тоже; последнее уж точно было бы против американских интересов.


За дипломатический вариант настойчиво ратовали госсекретарь Кондолиза Райс и министр обороны Роберт Гейтс. Более того, Гейтс требовал, чтобы США запретили и Израилю бомбить Аль-Кибар под угрозой полного пересмотра отношений между ними. Один возможный аргумент мне был понятен – Америка уже воюет в двух мусульманских странах, влезать ей еще и в третью было бы абсолютно, с его точки зрения, неуместно. Непонятно было другое – почему нельзя это дать сделать Израилю, ведь если бы Сирия обзавелась ядерным оружием, американские позиции на Ближнем Востоке пострадали бы очень чувствительно.


Между тем Гейтса, в плане недопущения израильской бомбардировки реактора, активно поддержала и Кондолиза Райс. Параллельно она выступала и против новой программы военной помощи Израилю. Сопоставив первое и второе, Абрамс пришел к выводу, что Райс предпочитает видеть Израиль послабее и, соответственно, более зависящим от США – тогда премьер Эхуд Ольмерт будет сговорчивее и легче пойдет на международную конференцию по Ближнему Востоку, а там и на создание палестинского государства – аккурат к окончанию бушевского президентства! – согласится.


И что ж, Буш встал на сторону Кондолизы. Было принято решение, что США обратятся в МАГАТЭ, а Буш позвонит Ольмерту, чтобы его проинформировать. Абрамс был раздосадован. В своих мемуарах Буш объяснил свое решение тем, что ЦРУ тогда выражало «высокую уверенность» в том, что объект в Сирии является «ядерным реактором», и «низкую уверенность» в том, что у Асада есть программа по производству ядерного оружия, ибо на это доказательств не было. Раз так, то получится, что американцы нападут на суверенное государство при наличии фактора «низкой уверенности» – а если об этом будет утечка, что тогда? Ну ладно, говорит Абрамс, пусть так, но это же объясняет только то, почему не бомбим мы, – но почему надо отговаривать от этого израильтян?


К чести Ольмерта следует отметить - он решительно отверг эти предложения. У Израиля имелся отрицательный опыт сотрудничества с Аль Барадеи, который систематически закрывал глаза на действия Ирана по реализации атомной программы аятолл. К тому же все акции, предлагавшиеся Бушем, уже не имели смысла: на тот момент было ясно - реактор станет действующим через считанные недели. И тогда военная опция станет неактуальной, ведь в случае бомбежки действующего реактора радиоактивное облако накроет обширные территории Сирии, Турции и Израиля.

Во время личной встречи с Бушем, Ольмерт полностью отверг предложения президента. «Как только мы обратимся МАГАТЭ, сирийцам станет ясно, что мы знаем о существовании их реактора,- сказал Ольмерт Бушу,- И как себя поведет Асад никому не известно. Он вполне может расположить на крыше здания реактора детский садик». Но Буш стоял на своем и по свидетельству все того же американского источника, в ходе встречи у Ольмерта не осталось сомнений – США не будут атаковать Сирию.

В своей книге воспоминаний президент Буш описывает телефонный разговор с Ольмертом, во время которого израильский премьер в очередной раз (и тщетно!) пытался убедить его согласиться на такую атаку.

- Я прошу Вас провести бомбежку в Сирии,- сказал Ольмерт.

- Я не могу объяснить бомбежку территории суверенного государства,- ответил Буш,- Разве что наши спецслужбы убедят меня, что речь идет об атомной программе.

- Ваша позиция меня очень беспокоит,- не унимался Ольмерт.

Буш, которого - по его же словам - из-за поддержки Израиля родители называли «первым еврейским президентом США», заколебался. И попросил своих советников проверить возможность ночного рейда коммандос. Но госсекретарь Кондолиса Райс была категорически против вторжения в любой форме. В конце концов, Буш отказался от военной опции. Израиль оказался предоставленным сам себе.

19 июня 2007 года Ольмерт вновь прибыл в Вашингтон. Во время беседы с президентом он ознакомил Буша с самыми последними разведданными. «Мы не допустим активизации реактора,- сказал Ольмерт.

Позднее Буш утверждал, что Ольмерт не спрашивал у него разрешения и не просил дать «зеленый свет» операции. Израильский премьер просто поставил президента в известность. С точки зрения администрации Белого дома война между Израилем и Сирией, которая могла последовать за атакой на реактор, нанесла бы серьезный удар строящемуся американцами в Ираке «гражданскому обществу». Но Буш промолчал. Что, по существу, было равнозначно согласию ...






Разговор между Бушеми Ольмертом произошел 13 июля:


Абрамс накануне все думал, как же ответит израильский лидер. Наверное, он скажет, дайте мне подумать, посоветоваться со своими людьми, а завтра я позвоню. Ан нет. Ольмерт отреагировал, пишет Абрамс, «без промедления и решительно». Джордж, сказал он, я удивлен и разочарован. И я это не принимаю. Мы с самого первого дня, когда Даган приехал в Вашингтон, сказали вам, что реактор надо убрать. Израиль не может жить с сирийским ядерным реактором, мы не можем этого допустить. Это изменит весь регион, и наша безопасность этого не принимает. Вы говорите мне, что вы действовать не будете, значит, действовать будем мы. Кстати, опять же, по воспоминаниям Буша, Ольмерт сначала попросил США разбомбить реактор – но Абрамс говорит, что этого, извините, не было.


И вот 6 сентября теперь уже Ольмерт позвонил Бушу и сообщил, что дело сделано. Как же отреагировал американский президент? «С гневом? Опять стал давить? Ничуть. Он выслушал Ольмерта спокойно и признал, что Израиль имеет право защищать свою национальную безопасность. Повесив трубку, президент произнес не без восхищения: “Это парень с характером”».


Это, конечно, было неожиданностью. Президент так быстро принял решение Ольмерта, что Абрамс до сих пор дивится, а не ожидал ли Буш где-то глубоко в себе именно такого результата и, более того, как раз его и желал. Да, он поддержал Конди Райс, показав тем самым, что по вопросам по Ближнему Востоку слово остается за ней, но раз реактор уничтожен, то и весь ее план «передать вопрос в ООН» приказал долго жить. Буш не выглядел чрезвычайно расстроенным. Более того, говорит Абрамс, он созвал всех нас, приказал забыть о всяких дипломатических инициативах и молчать, молчать, молчать…


Справка:

Бывший президент США Джордж Буш написал в своих мемуарах, что в период своего правления он стоял перед возможностью удара по сирийским подозрительным объектам по просьбе Израиля в 2007 году, однако в итоге решил отказаться от этой идеи. 

В конечном итоге, Израиль самостоятельно уничтожил объекты, на которых, согласно данным разведки, Сирия разрабатывала ядерное оружие. В своих мемуарах "Точки принятия решений" Буш пишет, что получил доклад разведывательных органов о "подозрительных, хорошо скрытых объектах в восточной пустыне Сирии". Эту информацию он обсудил по телефону с бывшим премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом. 

"Джордж, я прошу вас бомбить эти укрепления", - сказал Ольмерт. Эту цитату приводит Reuters. 

Буш пишет, что он обсудил варианты возможной операции со службами национальной безопасности США и пришел к выводу, что "бомбардировки суверенной страны без предупреждения и обоснований недопустимы и могут привести к негативному результату", - пишет он. 

Тайная операция была отклонена и признана слишком опасной и рискованной. Буш получил данные и оценки службы разведки от тогдашнего директора ЦРУ Майка Хейдена, который сообщил, что аналитики склонны предполагать, что на объектах действительно разрабатывается ядерное оружие, однако шансы на успешное завершение процесса невысоки. 

Напомним, именно Джордж Буш отдал приказ о вторжении в Ирак в 2003 году на основе предположений, что Ирак обладает оружием массового уничтожения, которое так никогда и не было найдено. 
Ольмерт был разочарован решением Буша и его рекомендацией разработать стратегию дипломатического решения вопроса без применения силы по отношению к Сирии.

 

Со временем израильтянам удалось то ли внедрить агента на объект в Аль-Кибаре, то ли завербовать одного из тамошних сотрудников. Он-то и передал израильтянам видеозапись, которую тайно сделал внутри комплекса. Пленка сняла последние сомнения относительно характера объекта. Кроме того, на записи видны рабочие азиатской наружности, занятые строительством и наладкой оборудования. Хотя, по данным экспертов, до завершения строительства реактора оставалось по меньшей мере четыре года, израильтяне решили уничтожить объект, раз и навсегда лишив Сирию шансов на создание ядерного оружия.

 



 

 

Все остальное было делом техники.

Ровно в 22.45 вечера 5 сентября 2007 года десять израильских самолетов Ф-15 взлетели с одного из военных аэродромов. Каждый из них нес ракету AGM-65 с боеголовкой весом в 500 килограмм. Возле сирийской границы три самолета отстали - все время операции им предстояло находиться в воздухе, но над израильской территорией.

Семерка продолжила полет уже в сирийском воздушном пространстве. Через несколько секунд первый Ф-15 выпустил ракету по сирийскому радару. Попадание было прямым, сирийские ПВО ослепли. Менее через 20 минут после этого самолеты разбомбили реактор. Все AGM-65 попали точно в здание, превратившееся в груду развалин. А еще через двадцать минут десять Ф-15 благополучно приземлились на своей базе.

Возле взлетной полосы пилотов ожидали их товарищи с бутылкой шампанского.

Несмотря на то, что Израиль не взял на себя ответственность за бомбардировку 2007 года, в мире мало кто сомневался в том, что расположенный на северо-востоке Сирии секретный объект бы уничтожен ВВС ЦАХАЛа.

Вскоре после бомбардировки на территории Турции были обнаружены сброшенные израильскими самолетами дополнительные топливные баки. Западные СМи также сообщали о подразделениях израильского спецназа, которые в течение длительного времени находились в Сирии и о шпионе, который был внедрен на строящийся ядерный объект.

 

Кстати, о шпионах:

Гражданин Египта, которого власти страны обвиняют в шпионаже в пользу Израиля, признался в том, что он помог ЦАХАЛу установить точное местонахождение сирийского ядерного реактора. Реактор был разбомблен в сентябре 2007 года. Сирия никогда официально не признавала факт того, что разбомбленный объект являлся ядерным реактором, а Израиль не признавал сам факт бомбардировки. 

Египетский ресурс EgyNews сообщает, что задержанный "шпион" Тарек Абдельразек якобы заплатил офицеру сирийских сил безопасности Салеху эль-Ниджм полтора миллиона долларов за предоставление информации о местоположении реактора. 

Сам Абдельразек получил от израильских боссов комиссионные в размере 37 тысяч долларов. 

Одновременно, в одной из опубликованных сайтом WikiLeaks секретных американских телеграмм подтверждается, что уничтоженный объект действительно был сирийским ядерным реактором, и что его действительно разбомбили израильтяне. 

В дипломатической телеграмме, посланной на имя госсекретаря США Кондолизы Райс 6 сентября 2007 года говорится: " Израиль уничтожил секретно построенный Сирией ядерный объект". 

Абдельразек был арестован властями Египта в начале декабря. Его обвинили в вербовке агентов для "Моссада" в Ливане и Сирии. Чрезвычайный Государственный трибунал Египта рассмотрит дело Абдульразека 15 января.

 

Один из документов, "слитых" wikileaks, сообщает, что сирийское руководство отдало распоряжение нацелить на Израиль ракеты с химическими боеголовками немедленно после атаки, уничтожившей сирийский ядерный объект в сентябре 2007 года.

Документ, содержание которого публикует газета "Едиот ахранот", описывает разговор премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта с лидером республиканского меньшинства Конгресса США Джоном Бохнером. Разговор состоялся в марте 2008 года.

Ольмерт рассказал, что немедленно после атаки сирийские баллистические ракеты с химическими боеголовками были приведены в состояние полной боевой готовности и нацелены на Израиль. Асад, однако, решил ничего не предпринимать. Ольмерт с уважением отозвался об этом: "Подобное решение требует дисциплины".

По слухам, на реактор в Дир эз-Зуре Северная Корея перевела свои секретные лаборатории, занимающиеся разработкой ядерного оружия. После уничтожения реактора был ликвидирован сирийский генерал Мухаммад Сулейман, ответственный за сирийский ядерный проект и переговоры с Северной Кореей. Израиль до сих пор не взял на себя ответственность за вышеуказанные события.

 

 



 

[источники]источники
http://www.proza.ru/2011/03/28/235
http://www.waronline.org/forum/viewtopic.php?p=627219
http://kackad.com/kackad/?p=15879
http://nuclearno.ru/text.asp?12799

--

А я вам могу еще напомнить Как у Пакистана появилось ядерное оружие ?


promo masterok january 2, 2018 12:00 47
Buy for 300 tokens
Вот так выглядит трафик в блоге за 2019 год по месяцам. Это более трех миллионов просмотров в месяц, среди которых не только залогиненные в ЖЖ , но и любые просмотры из поисковых систем. При этом за месяц приходит около 800 000 посетителей. А вот статистика по дням одного из месяцов 2019…

  • 1
Какой познавательный пост!

все тайное становиться явным ... со временем

  • 1