?

Log in

No account? Create an account

masterok


Мастерок.жж.рф

Хочу все знать


Previous Entry Share Next Entry
Восемь мифов о Крымской войне
masterok

История всегда штука не однозначная. Один и тот же эпизод можно преподнести по разному и использовать в разных целях. Вот например 160 лет назад, в феврале 1856 года, закончилась Крымская война. Даже по прошествии полутора с лишним веков один из кровавейших международных конфликтов описывают мифологическими конструкциями времен Энгельса и Пальмерстона. Мифы позапрошлого столетия оказались чрезвычайно живучими.

Давайте почитаем опровержение мифов о Крымской войне и выскажемся — действительно ли это мифы или можно еще опровергнуть и опровержения? А еще вы проверьте, не попались ли вы в ловушку этих мифов.


Война началась из-за стремления Николая к разделу Османской империи

С 1853 года Николай I шел на обострение отношений с Турцией, желая захватить черноморские проливы, а то и присоединить европейскую часть Турции. Ряд историков прямо указывают на то, что точкой отсчета конфликта стало предложение Николая I английскому послу Сеймуру от 9 января 1853 года о разделе Турции.
Вот тут мы кстати обсуждали уже достались бы России эти проливы или нет.

Источники эту версию опровергают: царь, напротив, заявил, что намерен защищать формальную территориальную целостность Турции на Балканах, равно как и принадлежность ей Босфора и Дарданелл. От британской стороны он хотел лишь гарантий того, что Англия не отберет у Турции проливы. Взамен Николай I предлагал Лондону Египет и Крит: император точно угадал желания британцев, хотя и немного поскупился. В течение 30 лет после этого Британия захватила Египет и Кипр, остров покрупнее Крита.

В британском пересказе говорится о намерении Николая установить протекторат над христианскими областями европейской Турции. Но царь неоднократно подчеркивал, что с 1830-х годов не планировал присоединять к России «ни вершка земли», объясняя это просто: «Я уже два раза мог овладеть Константинополем и Турцией… Какие выгоды от завоевания Турции произошли бы для нашей матушки-то России?»

Более реалистично причины войны описывают поздние западные историки: Британия и Франция рассчитывали ослабить влияние России на Европу.

 

 

 

Россия была готова к войне с Турцией, но не с Англией и Францией

Мнение о том, что турки были второсортным противником, до сих пор преобладает. Штамп этот сформировался потому, что с XIX века все крупные войны с турками велись только Россией, которая их выигрывала. Однако более внимательный анализ этих конфликтов не выявляет слабости Турции. Во всех русско-турецких войнах XIX века соотношение потерь для русской армии было хуже, чем в войне 1812 года, но никто не называет армию Наполеона второсортной.

Русско-турецкие бои Крымской войны производят такое же впечатление. На европейском театре русским не удалось одержать ни одной победы над турками. И в Закавказье турки показали себя чрезвычайно боеспособным противником: две крупнейшие победы над ними обошлись русским войскам в 15 и 17 процентов личного состава. Такой же процент потерь понесла от европейцев армия Меншикова в разгроме при Альме.

Вот тут подробнее про 12 русско-турецких войн

 

 

Превосходство в вооружении как причина победы союзников

Европейские армии были вооружены прогрессивной нарезной артиллерией и штуцерами, а отсталая русская промышленность их производить не могла, отчего у нас все было гладкоствольным. Вдобавок винтовки союзников стреляли на 1,2 километра и несколько раз в минуту, а русские лишь на 300 шагов и раз в минуту.

Немногочисленные нарезные пушки союзников после серии разрывов стволов не использовались. Нарезное стрелковое оружие было технологически доступно еще в XV веке, и ничего прогрессивного в нем не было: один выстрел занимал минуту, поскольку пули забивались в ствол молотком. Гладкоствольное же стреляло четыре раза в минуту, что и делало его выбором большинства.

Четверть англичан и две трети французов в Крыму были вооружены гладкоствольными ружьями. Промышленно отсталая Россия за войну дала своей армии существенно больше винтовок, чем передовые Англия и Франция. Причины просты: Тульский завод был мощнейшим в Евразии, и еще при Александре I первым в мире перешел на взаимозаменяемость. К тому же его станки работали от паровых машин, а английская Королевская фабрика в Ли лишь после окончания боевых действий запустила первые паровые машины, ликвидировав технологическое отставание от Тульского завода.

Союзники под Севастополем израсходовали более 28 миллионов пуль, убив и ранив 85 тысяч русских.

Даже не учитывая, что за часть потерь отвечают 1 350 000 снарядов англо-французской артиллерии, легко заметить: «точные» штуцера англичан и французов требовали десятков тысяч выстрелов на одно попадание. Русская пехота в Крыму выпустила 16,5 миллионов пуль, нанеся противнику сравнимые потери в живой силе. Тезис о штуцере как главной причине победы союзников весьма непросто подкрепить конкретными цифрами.

Увы, все это не помогло России выиграть войну, да и не могло помочь.

 

 
В западных флотах доминировали пароходы, что вынудило Черноморский флот самозатопиться

Лишь меньшая часть союзного флота в Черном море была паровой, да и пароход того времени вовсе не являлся супероружием: примитивные двигатели требовали десятки тонн угля и воды в сутки, оставляя меньше места для пушек. Одиночная труба была не менее уязвима, чем паруса, сбить которые полностью удавалось лишь после десятков залпов. Русский фрегат «Флора», в ту войну отбившийся от трех турецких пароходов, как и парусники мексиканского флота десятилетием ранее, вполне доказали способность эффективно противостоять пароходам.

В 1830-е годы в России изобрели морские мины, как ударные, так и дистанционно активируемые. В Крымскую войну их заряд достигал 0,16 тонны — вполне достаточно для тогдашних деревянных кораблей без переборок. Даже столкновение с легкими минами заставило союзников отказаться от попытки высадки на Балтике. К тому же для перевозки мин и плавсредств для их установки хватало обычных телег. Минировать союзные порты снабжения можно было даже очень ограниченными силами

Однако флот в Крыму возглавлял адмирал Александр Меншиков, не считавший такие действия разумными. Министру показалось, что 160 килограммов пороха могут и не повредить корабль, а потребную на поставку мин сумму 27 тысяч рублей (3 процента суточных военных расходов того времени) он признал чрезмерной.

Еще до 1830 года Меншиков отличился эффективностью в расходовании бюджетных средств, остановив испытания первой в мире цельнометаллической подлодки с ракетным и подрывным вооружением. В результате удалось избежать и напрасных трат на внедрение уже испытанных на Неве судовых электродвигателей и аккумуляторов. Впрочем, Меншиков сдержанно относился и к паровому двигателю, публично заявляя, что поездка по железной дороге столь же опасна, как дуэль на пистолетах. Экономя бюджетные средства, он с 1840-х годов отклонял и требования Черноморского флота о принятии на вооружение винтовых линейных кораблей.

 

 

«Солдаты с головой льва, офицеры с головой осла и генералы без головы»

Эту хлесткую характеристику русской армии времен Крыма выдали еще французы, штурмовавшие Севастополь, и на первый взгляд она куда ближе к истине, нежели ходульное представления о том, что крепостническая Россия проиграла военно-технологическую гонку странам Запада.

В самом деле, многие решения русского генералитета вызывают недоумение. Меншиков, имея в Крыму столько же солдат, сколько противник, собрал для битвы при Альме лишь часть из них, да и из тех половина все сражение простояла на месте, не участвуя в бою. Не совсем понятно и то, почему он исключал вероятность высадки десанта союзников в сентябре 1854 года, из-за чего препятствовал укреплению Севастополя и даже организации элементарной морской разведки.

Однако теория «генералов без головы» имеет свои слабые места. Генералы Шильдер, Лидерс, Редигер, Дибич, Муравьев, Бебутов и Завойко были исключительно компетентными, и служили они вовсе не у союзников. Все успешные сражения русской армии распределены на карте той войны вполне единообразно: вне европейской части страны. Все это заставляло еще дореволюционных историков, начиная с Зайончковского, выдвигать мнение, что в среднем военные способности командира того времени были прямо пропорциональны расстоянию от его места службы до высшего руководства.

Если высадка в Евпатории стала полной неожиданностью для Черноморского флота, которому политика министра не позволила организовать разведку, то генерал-майор Завойко, командовавший петропавловским гарнизоном на Камчатке, благодаря личным контактам с королем Гавайев заранее получил данные о нападении.

Меры были приняты: союзная эскадра с 2600 человек на борту при попытке десантироваться потеряла 270 убитыми, Завойко — 37. Нарезное оружие английской пехоты помогло ей даже меньше, чем в боях с зулусами, — так же, как и французы в войне с Австрией в 1859 году, русские успешно компенсировали худшее оружие быстрым штыковым броском, сметя превосходящий по численности десант.

Недаром в Петербурге говорили: морской министр Меншиков «своим управлением погубил Балтийский флот, и что если и делается что-либо хорошее в Черном море, то сим обязаны» не ему. Завойко располагал значительным преимуществом перед черноморцами: Камчатка была намного дальше от морского министра.

 

 


Победа, которой не было

Действия Завойко породили один из немногих в ту войну патриотических мифов. Якобы на следующий год тот «в заливе Кастри нанес полное поражение вчетверо сильнейшей британской эскадре». На деле два его военных корабля столкнулись там лишь с тремя британскими. Командующий приказал приколотить флаги к мачтам гвоздями и явно был настроен решительно. Однако англичане благоразумно избежали боя, решив выждать подкреплений в виде еще 11 кораблей. Завойко же, напротив, их ждать не стал и ушел Татарским проливом.

По другому мифу, англо-французы не преследовали его потому, что считали Сахалин полуостровом, а пролив — заливом. Это весьма сомнительно: еще в 1830-х годах Белинский издевался над Булгариным, называя его невеждой за то, что тот не подозревал об островной природе Сахалина. Вряд ли английские адмиралы знали географию хуже русских критиков и публицистов.

 

 

«Кабальный» Парижский мир

Это последний миф войны: условия мира были тяжелы и якобы включали в себя секретные пункты. Поддерживают эту теорию даже достаточно серьезные историки И. Валлерстайн (I. Wallerstein) и П. Байрох (P. Bairoch). Они утверждают, что либеральный торговый тариф 1857 года был введен под нажимом победоносной Британии, стремившейся этим подорвать экономику оппонента, как после Опиумных войн это было сделано с Китаем. Сразу после отмены протекционистского тарифа русская промышленность сколлапсировала (исчезла треть рабочих мест), а показатели промпроизводства на душу населения, быстро росшие при Николае, на десятилетия замерли на одном уровне.

Теория выглядит логично, однако Парижский мирный договор не имел секретных статей, и все обстоятельства его заключения детально описаны еще Тарле. Да и Англия закончила войну с Россией не легкой прогулкой, как в Китае, а дорогостоящей кампанией по захвату половины городка с населением современного Моршанска.

Причины резкого слома экономической политики были более тривиальны. Родители Николая I не занимались его воспитанием, а отвечавший за это генерал Ламздорф бил ребенка шомполами и также об стену «так, что…. Николай… почти лишался чувств». При таких воспитателях интереса к учебе у него совсем не было. Поэтому, как позже признавался император, «на уроках.. [по политэкономии] мы или дремали, или рисовали какой-нибудь вздор». В итоге модные в ту пору теории о свободной торговле прошли мимо него, и в экономической политике Николай руководствовался интуицией, отчего был протекционистом.

А вот об образовании своих детей он позаботился. Александр II впоследствии не только снизил пошлины, но и отдал казенные заводы, железные дороги и банки в частное управление.

 

 

Странная война

Боевые потери России в войне — 41 тысяча убитыми и умершими от ран, англо-французской коалиции — 35 тысяч, потери турок и итальянцев достоверно не подсчитаны. Позорное поражение отсталой страны, на первый взгляд, выглядит несколько странным: особенно если учесть, что до конца войны в Крыму так и не сосредоточили и 10 процентов от общей численности русской армии. Сопротивляться главным силам двух ведущих держав с помощью считанных процентов своих вооруженных сил России в ее истории более никогда не удавалось.

Даже оставив в стороне мифические штуцера, «стреляющие на 1,2 километра», следует признать: имея командующими Меншикова и Горчакова, можно было ожидать и полного разгрома, и соотношения потерь на уровне опиумных войн. Причиной столь странного исхода могла быть, с одной стороны, значительная моральная устойчивость войск, частично компенсировавшая «ломку, которой подвергались войска европейской России» в мирное время.

Однако не меньшую роль сыграли и вопиющие ошибки руководства союзников. Еще современники отмечали, что, штурмуя Севастополь, они понесли основную часть потерь в кампании, в то время как простой блокадой могли принудить его к сдаче без единого выстрела.

 

Автор Александр Березин

 

И еще про эту войну. Почитайте что делали Английские агенты на Кавказе во время Крымской войны. Вспомним еще что такое Мортира Маллета и Севастополь с высоты птичьего полета

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=89100

Posts from This Journal by “Война” Tag


promo masterok january 2, 2018 12:00 47
Buy for 300 tokens
Вот так выглядит трафик в блоге за 2019 год по месяцам. Это более трех миллионов просмотров в месяц, среди которых не только залогиненные в ЖЖ , но и любые просмотры из поисковых систем. При этом за месяц приходит около 800 000 посетителей. А вот статистика по дням одного из месяцов 2019…

  • 1
мастерок, сколько можно репостить тупопёздные говноизлияния кошарели? это же полный пиздос)))

а вы не пробовали пропускать эти посты? Вы же наверное мучаетесь и читаете ? Удивительно, но можно просто пропустить :-)

Россия всегда била турок...

Ага - ну, кроме, конечно, тех случаев когда от турок получала.

(no subject) (Anonymous) Expand
добавили новый миф, о чем я - Пуля Минье

Пуля Перерса была ещё лучше, т.к. не нуждалась в стальной чашечке. Вот только отчего-то была непомулярна.

Даже оставив в стороне мифические штуцера, «стреляющие на 1,2 километра
1. 1200 шагов, а это 850 м. Практическая - 400 м.
2. Это дальность, на которую был нарезан прицел, а его нарезали с огромным запасом, например у 3-линейки и её современников - 2000 м. Так делали, потому что казалось, что стрельба залпами по скученному противнику будет эффективна. Но шанс на такую стрельбу будет 1-2 раза за всю войну. А с появлением пулемётов и лёгких пушек нужда в ней и вовсе пропала.

Ну, в рассуждениях о пароходах традиционно бред написан.

Трагическое положение на Крымском театре военных действий, для России отчасти компенсировалось успешными действиями в Закавказье. После взятия Карса и Арзрума для армии Паскевича, Муравьева дорога на Константинополь была открыта. Союзники понимали,что удачный исход компании под вопросом и предпочли синицу в руке, дятлу в ж..пе.

>После взятия Карса и Арзрума для армии Паскевича, Муравьева дорога на Константинополь была открыта

Вах - а какие дороги были в тогдашней Анатолии что бы через малую Азию переть на Константинополь вы знаете?

Если даже в Первую мировую там дороги не было :-)

Читал, что:
- на Балтийском фронте были достаточно серьезные бои, но ни к Кронштадту, а тем более с столице, вражеский флот не допустили;
- это была серьезная попытка со стороны Англии и Франции, не только ослабить Империю, но и вообще сделать из нее колонию, вроде Китая или Индии;
- что под Балаклавой зажмурился цвет английской аристократии;
и самое конспирологическое:
- что Айвазовский писал свои тыщщи картин побережья, для изучения будущего театра военных действий для атакующих;
- что Толстой ЛН передавал практически сводки врагу о состоянии нашей армии, своими "Севастопольскими рассказами", которые на быстром пару издавались первоначально за границей, во время войны.
Что не правда? а то я мозг уже сломал), под фольговой шапочкой)



Edited at 2016-02-22 05:36 pm (UTC)

>- на Балтийском фронте были достаточно серьезные бои, но ни к Кронштадту, а тем более с столице, вражеский флот не допустили;

Ну скажем так - на Балтике 2:1 в русскую пользу. Англичане хотя и нашли проход в обход части фортов Кронштадта не рискнули, плюс два подрыва на минах поврежденные корабли и перестрелка с русскими канонерками у Красной горки, а под Свеаборогом отбились от всей объединенной эскадры. Но и союзники захватили крепость Бомарзунд, причем всего за 4 дня.

>- что под Балаклавой зажмурился цвет английской аристократии;

около 120 погибших каваллеристов считая рядовых. Цвет, но не весь конечно..

>- что Айвазовский писал свои тыщщи картин побережья, для изучения будущего театра военных действий для атакующих;

Не так.

> что Толстой ЛН передавал практически сводки врагу о состоянии нашей армии,

Блатной мальчик, родственник главкома, опозорил хорошего и погибшего человека. В общем на ЛНТ хватает грехов кроме предательства. В котором он не виноват



Edited at 2016-02-22 05:53 pm (UTC)

Ваша запись появилась в рейтинге 3000-ТОП. Отслеживать судьбу записи вы можете по этой ссылке.
Подписаться на рассылку или отказаться от рассылки можно здесь.

Забытая победа России
Восточная война 1853—1856 гг.

Ровно 160 лет назад закончилась очередная война с участием России. Как это уже бывало не раз, в этой войне наша страна противостояла агрессии блока мощных государств. Боевые действия 1853—1856 гг. в Российской империи потом назвали Восточной войной, а на Западе — Крымской. Впрочем, в нашей стране оба названия со временем стали синонимами, а сейчас и в России про Восточную войну знают лишь специалисты и любители отечественной военной истории. Воссоединение РФ с Крымом вызвало кратковременный всплеск интереса общества к славным событиям середины 19 века, но важнейшие детали опять «выпали» из идеологического русла.

В нашей официальной исторической науке Восточная война оказалась низведённой чуть ли не до уровня рядового локального конфликта, итогом которого без капли сомнения признано военно-дипломатическое поражение России. В советское время, когда проигранные сражения и войны царской армии старались использовать в качестве критерия оценки эффективности государственного строя, победа антироссийской коалиции в этой полузабытой войне признавалась безоговорочно. Конечно, оборона Севастополя в нашей стране всегда признавалась героической. Имена Нахимова, Корнилова и матроса Петра Кошки знали все советские школьники. Герои были, оборона была, но войну, как писалось и пишется в учебниках, мы всё-таки проиграли.

Но при первой же попытке ближайшего рассмотрения истории этой войны возникает ряд вопросов, которые плохо согласуются с общепринятой версией оценки событий того периода. Мне меньше всего хочется «грузить» читателя выдержками из документов и излишне подробным анализом, поэтому попробую обозначить лишь наиболее важные и интересные моменты в цепочке событий тех далёких дней.
...

"Сразу после отмены протекционистского тарифа русская промышленность сколлапсировала (исчезла треть рабочих мест), а показатели промпроизводства на душу населения, быстро росшие при Николае, на десятилетия замерли на одном уровне."

Демшиза на марше.
Николай 1 был безграмотным идиотом и поэтому развивал национальную экономику. Александр 2 был прекрасно образованным управленцем и поэтому развалил экономику к чертям собачьим.

"Во всех русско-турецких войнах XIX века соотношение потерь для русской армии было хуже, чем в войне 1812 года, но никто не называет армию Наполеона второсортной."
Если начинать драпать после первых же выстрелов, то можно не попасть в число потерь.
Интересно, а санитарные потери считали?

ничего прогрессивного в нем не было: один выстрел занимал минуту, поскольку пули забивались в ствол молотком.

К 30-м годам XIX века англичанин Нортон и французы Дельвинь и Минье разработали штуцерные пули в виде колпачков, которые были меньше калибра ствола и просто опускались в ствол. При выстреле пороховые газы расширяли колпачок пули, и она врезалась в нарезы. Скорострельность значительно выросла.

Русский фрегат «Флора», в ту войну отбившийся от трех турецких пароходов, как и парусники мексиканского флота десятилетием ранее, вполне доказали способность эффективно противостоять пароходам.

Фрегат "Флора" сражался в ветренную погоду и умело маневрировал. Чтобы было с ним, если бы был штиль?
Во времена Крымской войны уже получили распространение бомбические орудия (или гаубицы Пексана), так что нет смысла сравнивать боевую мощь кораблей по числу орудий.



"Нарезное стрелковое оружие было технологически доступно еще в XV веке, и ничего прогрессивного в нем не было: один выстрел занимал минуту, поскольку пули забивались в ствол молотком. Гладкоствольное же стреляло четыре раза в минуту, что и делало его выбором большинства." как раз ко времени крымской войны были изобретены пули минье, и др пули существенно увеличившие скорострельность дульнозарядного нарезного оружия.

  • 1