?

Log in

No account? Create an account

masterok


Мастерок.жж.рф

Хочу все знать


Previous Entry Share Next Entry
«Из-за суши отрезали руку» или как бороться с бактериями
masterok

Употребление в пищу сырых морепродуктов спровоцировало заражение опасными бактериями Vibrio vulnificus у 71-летнего жителя Южной Кореи и — в конечном счете — ампутацию руки. Лечение антибиотиками в очередной раз не возымело действия.

О заражении бактериями, которое привело к ампутации конечности, сообщил медицинский рецензируемый научный журнал The New England Journal of Medicine.

В материале описывается случай, произошедший с 71-летним жителем Южной Кореи. Уже через двенадцать часов после употребления популярных в Азии сырых морепродуктов у него сильно распухла левая рука. У больного, в частности, образовались крупные геморрагические буллы. Это стало следствием заражения микроорганизмами Vibrio Vulnificus, которые встречаются в сырой рыбе.

Медицинская история корейца включала сахарный диабет второго типа и гипертонию. Также он проходил через гемодиализ в рамках лечения почечной недостаточности. Врачи отреагировали оперативно: из распухших участков на руке постарались вывести гной и удалить зараженные ткани. После этого пациент внутривенно получал антибиотик цефтазидим и ципрофлоксацин. Первый относится к цефалоспориновым антибиотикам третьего поколения для парентерального применения, а второй — антибактериальный препарат из группы фторхинолонов второго поколения.

Несмотря на лечение, поражение Vibrio Vulnificus прогрессировало, начались опасные некротические процессы. В результате больному пришлось ампутировать ладонь и предплечье. После операции корейца выписали домой. Случай показал опасность заражения плотоядными бактериями людей с ослабленным иммунитетом. А также то, что лечение антибиотиками на данном этапе далеко не всегда позволяет их победить.

Vibrio Vulnificus — разновидность микроорганизмов рода вибрионов, она обитает в теплой соленой воде. Инфицирование этой бактерией нередко случается из-за употребления зараженных моллюсков и других морепродуктов. Ежегодно в США регистрируют около 100 случаев заражения человека Vibrio vulnificus.

Исследователи все чаще обращают внимание на то, что из-за широкого распространения антибиотиков многие опасные бактерии смогли приспособиться к ним, поэтому лечение зачастую бесполезно. В результате началась новая эволюционная гонка между бактериями и лекарственными препаратами.

Ранее сообщалось, что ученые создали антибиотики нового класса, которые могут уничтожать широкий спектр бактерий, устойчивых к другим препаратам. Ученые разработали антибиотики, изучая взаимодействие нематод и их бактерий-симбионтов. А еще раньше антибиотико-резистентных бактерий предлагали победить при помощи препарата, изобретенного в 1970-х.

Но всё по порядку

Биологи создали синтетические клетки–«франкенштейны» для охоты на микробов

Получены искусственные клетки, содержащие лишь минимальный набор необходимых инструментов для обнаружения и уничтожения бактерий.
Строго говоря, клетками полученные структуры можно назвать лишь условно. Они состоят из мембранных пузырьков и отдельных очищенных компонентов, необходимых для работы, но не способны ни к сложной активности, ни к размножению, как полуживые биохимические франкенштейны». Об этом ученые из Калифорнийского университета в Дейвисе сообщают в статье, опубликованной в журнале ACS Applied Materials & Interfaces.

«Мы сконструировали искусственные клетки из отдельных деталей, как из конструктора Lego», — объясняет один из авторов работы Чэмэн Тань (Cheemeng Tan). Внутри липидных пузырьков, напоминающих мембранные структуры обычной клетки, заключена небольшая ДНК, содержащая строго ограниченный набор генов, отдельные белки и другие молекулы, необходимые для их работы.
Модифицированная мембрана позволяет им выживать в довольно широком диапазоне условий, однако как только внутренние запасы необходимых веществ закончатся, такие клетки погибнут. Но в течение всей жизни они действуют как весьма эффективные охотники за микробами. В экспериментах ученые спроектировали синтетические клетки так, чтобы их рецепторные белки реагировали на присутствие в среде молекул — маркеров бактерий кишечной палочки, связывались с их поверхностью и разрушали.

Авторы предполагают, что в будущем такие синтетические системы могут создаваться под самые разные задачи — будь то уничтожение устойчивых к антибиотикам бактерий в организме больного или просто адресная доставка лекарств.

Антибиотики нового класса получили с помощью «бактерий-убийц»

Исследователи создали антибиотики нового класса, способные уничтожать широкий спектр бактерий, устойчивых к другим препаратам. Ученые разработали эти препараты, исследуя взаимодействие нематод и их бактерий-симбионтов.

Группа американских и французских ученых объявила о создании нового класса антибиотиков, получивших название «одилорабдины» (odilorhabdins, ODLs). Испытания препаратов на мышах подтвердили: новые лекарства эффективны против различных типов бактерий — грамположительных и грамотрицательных. По словам исследователей, эти средства способны бороться с микроорганизмами, которые уже успели выработать устойчивость к распространенным антибиотикам. Статья о препаратах опубликована в журнале Molecular Cell.

Источником новых соединений стали бактерии Xenorhabdus nematophila, обитающие в организме круглых червей-нематод Steinernema carpocapsae. Эти черви способны жить только внутри тела насекомого-носителя, там же они размножаются, когда насекомое погибает. Бактерии Xenorhabdus nematophila выделяют токсины, убивающие насекомое. Кроме того, они обеспечивают безопасную среду для размножения нематод, выделяя антимикробные агенты: такие соединения уничтожают другие бактерии, которые могли бы ускорить разложение насекомого. Среди этих веществ ученые и искали новый антибиотик.

Исследователи проанализировали антимикробную активность 80 штаммов бактерии Xenorhabdus nematophila и выделили несколько наиболее эффективных антибактериальных соединений одного типа. Одилорабдины, как и многие распространенные антибиотики, воздействуют на рибосомы в клетках бактерий — сложные молекулярные комплексы, играющие ключевую роль в трансляции (синтезе) белков. Рибосома распознает информацию, записанную в матричной РНК, и обеспечивает взаимодействие необходимых элементов. Связываясь с рибосомой, антибиотики воздействуют на ее способность «читать» — и при синтезе новых белков возникают ошибки. Этот процесс вызывает гибель бактериальной клетки.

По словам ученых, препараты ODLs связываются с участком рибосомы, с которым никогда не взаимодействовали другие антимикробные средства. Это позволит использовать новые препараты против бактерий, которые выработали устойчивость к распространенным антибиотикам. Тестирование показало, что одилорабдины эффективны против нескольких патогенных бактерий. Среди них — кишечная палочка, золотистый стафилококк и возбудитель пневмонии и инфекций мочеполовой системы Klebsiella pneumoniae.

Забытый антибиотик поможет в борьбе с супербактериями

Антибактериальное средство, разработанное еще в конце 1970-х годов и после этого не использовавшееся, может стать основой для разработки новых лекарств. Эти лекарства могут помочь справиться с самыми опасными супербактериями – микроорганизмами, устойчивыми к воздействию большинства (или всех) применяющихся антибиотиков. Средство на основе октапептина заново синтезировали в Австралии – научная группа специалистов из Института молекулярной бионауки Квинслендского университета (University of Queensland Institute for Molecular Bioscience) и Университета Монаша (Monash University). Затем препарат доработали и испытали на животных.

Поскольку устойчивость к антибиотикам развивается у многих бактерий (это происходит в том числе из-за неправильного использования антибактериальных препаратов), ученые неоднократно заявляли о необходимости разработки новых классов этих средств. Октапептины не использовались в течение 40 лет, так как все это время применялось множество разных антибиотиков и нужды в дополнительных средствах не было, однако в последнее время такая нужда появилась.

Особенно острой называют проблему с противодействием грамотрицательным бактериям, более устойчивым к антибиотикам, чем грамположительные, из-за более плотной клеточной стенки. Уже существуют такие бактерии, которые могут игнорировать даже антибиотики последней надежды, такие, как колистин и меропенем. В преклинических исследованиях октапептин показал себя лучше, чем эти средства, кроме того, он наносит меньше урона печени. Теперь, возможно, на основе октапептина создадут новый антибактериальный препарат.

Антибиотикорезистентность — одна из самых сложных проблем, с которыми столкнулась современная медицина. Бактерии-возбудители многих заболеваний приобретают устойчивость к определенным типам препаратов. Также они могут передавать гены, обеспечивающие такую устойчивость, другим микроорганизмам с помощью горизонтального переноса генов.

Прочтите, историю человека, победившего бактерии устойчивые к антибиотикам.

Супербактерии: не так уже и супер. Карл Виланд.

После более чем 12 лет врачебной практики я внезапно из источника медицинской помощи превратился в активного пользователя последней. Попав в серьезную автомобильную аварию в 1986 году, я много месяцев провел на больничной койке, включая недели интенсивной терапии.

Находясь в палате интенсивной терапии, я был поражен одной из так называемых «супербактерий», которые являются бедой современных больниц. Супербактерии представляют собой род микробов, устойчивых практически ко всем (а в некоторых случаях ко всем без исключения) видам антибиотиков, известным человечеству.

Пара моих соседей по палате умерли от инфицирования этим паразитом. Бактериальный штамм поразил их иммунную систему и нарушил кровообращение, оставаясь невосприимчивым к самым дорогим и усовершенствованным антибиотикам.

Проблема «супербактерий» все больше тревожит страны Запада. Эти микробы в первую очередь поражают высокотехнологичные больницы, занимающиеся наиболее серьезными заболеваниями. Применение дезинфицирующих средств в большем объеме не является решением проблемы; следует заметить, что некоторые виды паразитов обнаруживались именно в колбах с этими средствами! Чем больше антибактериального химического «оружия» идет в ход, тем более резистентными к нему становятся бактерии. Реальность растущей устойчивости бактерий поначалу кажется явным признаком прогрессирующей эволюции. Но факты, после их тщательного изучения, показывают обратное.

Естественный отбор, а не эволюция

Эволюция – это, в сущности, идея того, что все создало себя самостоятельно —что природные процессы (на протяжении миллионов лет, без удивительного, божественного вмешательства) создали необыкновенно сложную совокупность существ. Согласно теории эволюции, было время, когда ни у одного существа в мире не было легких. Это означает, что не было генетической информации («программы» для живых существ, хранящейся в структуре молекул ДНК) для легких — нигде. Впоследствии «информация для легких» появилась и была добавлена в мир, но не было «информации для образования перьев»—перья появились позже.

Иными словами, для каждой особенности, возникающей вследствие эволюции, требовалась новая генетическая информация, которая добавлялась к общей информации в биосфере (т.е., ко всей информации, содержащейся во всех существах на земле). Некоторые особенности, разумеется, могут быть утеряны со временем, следовательно, не всегда наблюдается рост, но если микробы превратились в птиц, деревья и людей, требовалось серьезное увеличение объема информации. И речь идет не о беспорядочной смеси химических соединений, а о многозначительной информации, поскольку она отвечает за генетический код комплексных структур с важными функциями.

Поэтому если новая информация, новая функциональная сложность, может появляться сама собой там, где до этого ее не было, это может стать некоторой базой для идеи эволюции от молекул к человеку, хотя стопроцентной вероятности не будет. Однако, может быть так, что в каждой ситуации, когда популяции живых существ меняются, они делают это без увеличения (а часто и с уменьшением) объема информации. Таким образом, совершенно неправильно утверждать, что такие изменения демонстрируют «процесс эволюции». Разберемся, что известно о том, каким образом «супербактерии» стали устойчивыми, и зададим вопрос — возникли ли в процессе новые структуры или функции (либо другими словами, свидетельствовало ли что-либо об эволюции)?

Существует ряд способов, посредством которых у микробов может выработаться устойчивость к этим ядам. «Супербактерия» по своему определению устойчива ко множеству различных антибиотиков. Так, к антибиотику А резистентность может выработаться одним способом, к антибиотику B – совершенно другим, к антибиотику C – третьим. Так что если исследовать все известные способы формирования устойчивости в популяции микробов, можно увидеть, представляет ли собой какой-нибудь из них сложный процесс, вызывающий увеличение объема информации.

1. Некоторые бактерии уже изначально устойчивы.

Если из миллиона бактерий пять уже наделены особенностью, которая делает их невосприимчивыми (неважно каким способом эта особенность сформировалась), скажем, к пенициллину, тогда вымачивание в пенициллине убьет их всех, за исключением этих пяти. На сегодняшний день природная защита организма часто справляется с такой малочисленной популяцией до того, как та разрастется и причинит вред, следовательно, резистентность в таком случае не проблема. Однако, если организм потерпит неудачу, эти пять паразитов размножатся, и их потомство совершенно очевидно также будет резистентным. И через короткое время в организме будут миллионы микробов, равнодушных к пенициллину. Обратите внимание, что:

Именно поэтому множественная резистентность к основному классу антибиотиков наиболее характерна для клиник, специализирующихся на более сложных заболеваниях—такие клиники часто используют усовершенствованную, дорогую «тяжелую артиллерию» антибиотиков, поэтому такого рода «естественный отбор» имеет место чаще.

В этом примере резистентная информация была уже заложена в популяции — она не появилась сама собой или же как реакция на антибиотик. То, что некоторые бактерии уже были невосприимчивы к изготовленным человеком антибиотикам еще до их изобретения – общеизвестный факт в кругах микробиологов. Образцы почвы из периферийной зоны, где современные антибиотики никогда не использовались, показали, что некоторые бактерии уже устойчивы к таким препаратам, как, например, метициллин, который никогда не существовал в природе. У бактерий, реанимированных из замороженных кишечников исследователей, которые погибли в полярных экспедициях, была выявлена устойчивость к ряду современных антибиотиков, еще не изобретенных на момент гибели исследователей.

2. Некоторые бактерии непосредственно передают свою устойчивость другим.

В удивительном процессе, имеющем в мире бактерий наибольшее сходство с совокуплением, один микроб вставляет крошечную трубку в другой, и маленькая петля ДНК – «плазмида» – передается от одного организма к другому. Такой способ генной передачи, посредством которой вполне очевидно может передаваться информация об устойчивости к лекарственному препарату, может быть осуществлен даже между разными видами бактерий.

Опять же, обратите внимание, что информация об устойчивости уже должна существовать в природе до момента ее передачи. Нет подтверждения факта возникновения чего-то совершенно нового, чего не существовало здесь до этого. Это передача информации, а не ее формирование.

Пока что мы имели дело со случаями, когда резистентность уже вполне очевидно существовала. Разумеется, эволюционисты бы утверждали, что подобная резистентность изначально появилась в (ненаблюдаемом) прошлом. Однако, если исследуемые изменения в настоящем не демонстрируют нам наличие новой информации, тогда что свидетельствует в поддержку идеи возникновения этой информации в прошлом? Механизмом, опережающим эволюцию, неизменно является мутация—ошибка копирования, случайное изменение в коде ДНК, переданное потомству. Это приводит нас к последнему способу формирования устойчивости в популяции бактерий.

3. Некоторые бактерии становятся устойчивыми путем мутации.

Любопытно, что там, где это происходит, нет четких признаков возникновения информации. Все виды мутации представляют собой потерю информации, дегенеративные изменения. Так, например, потеря контрольного гена может повысить степень устойчивости к пенициллину.

Некоторые антибиотики должны вводиться в бактерию, чтобы осуществлять свои функции. В бактериях имеются сложные химические насосы, которые могут активно всасывать питательные вещества извне через стенку клетки во внутреннюю часть бактерии. Бактерии, делающие это эффективно, при наличии одного из таких антибиотиков будут столь же эффективно проделывать это с ним, всасывая внутрь себя собственного убийцу.

Но что если один из этих микробов унаследует дефективный ген посредством ошибки копирования ДНК (мутации), который станет помехой эффективности работы химического насоса? И хотя этому паразиту будет не так просто выжить при нормальных обстоятельствах, такой дефект будет благоприятствовать его выживанию при наличии изготовленного человеком яда.4 Мы снова видим, что информация утеряна / искажена, а не получена.

Супернеудачники

Именно потому, что мутации, стимулирующие устойчивость бактерий, являются дефектами в той или иной форме, так называемые ‘супербактерии’ на самом деле совсем не «супер»—они скорее «неудачники» по сравнению с их близкими родственниками. Когда меня, наконец, выписали из клиники, я все еще пребывал под разрушительным воздействием этих паразитов. Ничего не помогло от них избавиться, после столь долгого пребывания в больнице. Впрочем, как мне сказали, все, что нужно делать по приезде домой, это «подолгу находиться на улице, порой даже валяться в грязи, и ждать.» Менее чем через две недели супербактерии исчезли. Почему? Причина в том, что супербактерии в действительности дефективны несколько иначе, как объяснялось выше. Поэтому когда они вынуждены соперничать с обычными бактериями, которые по обыкновению живут на нашей коже, у них нет шансов. Они размножаются в клиниках, потому что все используемые там антибиотики и антисептики уничтожают обычные бактерии, которые при нормальных обстоятельствах были бы в состоянии вытеснить, уничтожить и вообще взять под контроль этих «супернеудачников».

Если они «слабее», тогда почему они становятся причиной смерти и страданий в больницах? Эти бактерии не более агрессивны, чем их сотоварищи, просто врачи имеют меньше возможностей остановить их. Кроме того, та среда, в которой по обыкновению «селекционируются» эти устойчивые микробы – например, палаты интенсивной терапии – это именно те места, где лежат критические больные, физически слабые и часто с открытыми ранами.

Поэтому не один микробиолог, обеспокоенный этими суперинфекциями, пришел к мысли (лишь с долей иронии), что лучшее, что можно сделать в главных клиниках – завалить коридоры кучей мусора, «нашпигованного» супербактериями, а не применять все больше и больше химикатов в бесконечной «гонке вооружений» против бактериального штамма. Иными словами, прекратить использование антибиотиков (что, конечно же, далеко не так просто), и вся эта «эволюция» изменит направление – популяции бактерий модифицируются, чтобы поддержать более выносливые, менее устойчивые виды.
«Супербактерии» в действительности не так уж нерушимы. Как правило, они менее выносливые и им сложнее выжить за пределами клиник. Существует множество примеров, когда бактерии становятся устойчивыми путем простой селекции резистентности, которая уже существовала ранее (включая «заимствованную» у других бактерий). Когда резистентность формируется вследствие мутационного дефекта, преимущество для выживания почти всегда обусловлено потерей информации. В таких случаях ничто не говорит о добавлении информации и о свидетельствующих о развитии изменениях. «Супербактерии» не свидетельствуют в поддержку постуляции, что живые существа превращались из простых в сложные путем добавления информации постепенно на протяжении миллионов лет.

[источники]
Источники:
https://med.vesti.ru/novosti/issledovaniya-i-otkrytiya
https://naked-science.ru/article/sci/opasnost-sushi-otravlenie-syrymi
http://www.origins.org.ua/page.php?id_story=773

Это копия статьи, находящейся по адресу http://masterokblog.ru/?p=10690.
Subscribe to  masterok

promo masterok январь 2, 12:00 46
Buy for 300 tokens
Вот так выглядит ушедший от нас 2017 год. А вот кстати, начало 2018 года показывает еще больший трафик, чем декабрь 2017: И вот один из дней - рекордсменов за всю историю журнала тоже уже в 2018 году: Красная цифра - это общее количество уникальных посетителей попавших в блог. В…

  • 1
Надо было попробовать биорезонансом убить.

Жесть! Супер! Мне нравится! Сказать что супербактерии вовсе не супер - это смелость, вот это креатив!


Re: Употребление в пищу сырых морепродуктов

Вот так. Жил себе кореец, 71 год жрал сырых морских гадов, и ничего. До первого кровавого поноса. Хорошо, что Vibrio vulnificus, а не какой-то "Новичок"(или "Старичок"?).

Нельзя кушать сырую рыбу. Варить, жарить, парить т.е. тепловая обработка нужна.

  • 1