Masterok (Валерий) (masterok) wrote,
Masterok (Валерий)
masterok

Category:

Ракетные танки СССР

Как вы думаете кого года этот образец техники ? Лично я удивился, посмотрим удивлю ли я вам ..

В начале прошлого столетия началось развитие ракетной техники, основоположниками которой являлись русский ученый Константин Циолковский (1857-1935), румынский — Герман Оберт (1894-1989) и ученый из США Роберт Годдард (1882-1945), который впервые в мире сумел воплотить теорию на практике. Он одним из первых разработал установку ствольного запуска ракет и уже в 1925 создал действующий прототип, а в марте 1926 осуществил первый запуск ракеты на жидком топливе, в качестве которого были использованы жидкий кислород и бензин высокой очистки. Безусловно, это изобретение заинтересовало как военных, так и инженеров и конструкторов, создателей новых образцов военной техники и вооружения.

В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. На боевые машины устанавливали тяжелые мортиры, миномёты, гаубицы и миномёты. Осталось попытаться установить на них ракетное вооружение. Советский Союз, будучи одной из могущественных держав, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

В процессе создания первых серийных советских танков инженеры искали возможности увеличения огневой мощи как будущих, так и уже существующих, принятых на вооружение РККА образцов. Оружия, позволявшего танку успешно бороться с тяжелыми и средними танками противника, с сильно защищенными и укрепленными огневыми точками (ДОТами и ДЗОТами), в то время на боевых машинах еще не устанавливалось. Одной из таких возможностей казалась установка на бронемашину, помимо штатного, различного дополнительного вооружения, например ракет.

Первым проектом, направленным на реализацию этой идеи был проект РБТ-5. Началом работ над проектом можно считать задание, поставленное в октябре 1933 года начальником УММ РККА А.И. Халепским военному инженеру Лебедеву, на создание установки для размещения двух 250-кг ракет или, как их тогда называли, танковых торпед на легкий танк БТ-5. В конце 1933 года на заводе №37 были изготовлены первые опытные образцы пусковых установок для танковых торпед. Одна из них была рассчитана для запуска только одной торпеды, вторая, оказавшаяся более удачной, была спаренной; в течение короткого времени, но уже на Харьковском паровозостроительном заводе, она была установлена на обычный, серийный танк БТ-5. Пусковая установка была размещена на танковой башне, имела наибольший вертикальный угол наведения до +48 градусов и включала в себя по одной оперенной торпеде, установленной на направляющей, с каждой стороны. Длина ракеты составляла 1805 мм, наибольший (головной части) диаметр равнялся 420 мм. Масса взрывчатого вещества (ВВ), расположенного в передней части торпеды, составила 130 кг, в хвостовой части находилось топливо — 13,7 кг. Штатное вооружение БТ-5 осталось прежним: 45-мм пушка 20 К и 7.62-мм пулемёт ДТ-29. Для осуществления стрельбы сначала выполнялись пристрелочные выстрелы из штатного башенного орудия, затем, используя сложную систему расчетов и поправок, производилась наводка торпед. Для воспламенения ракетного топлива использовались электрические запалы.

В качестве взрывателя ВВ на танковых торпедах применялся обычный взрыватель от авиационных бомб, который в походном положении был защищен от случайного срабатывания при попадании пуль и осколков небольшим броневым колпаком. Но по результатам испытаний, учитывая небольшую дальность полета ракеты, её крайнюю незащищенность от пуль и осколков, образование большого демаскирующего облака дыма и пыли после выстрела, дальнейшие работы по данному проекту было решено прекратить.

 Первые успешные стрельбы ТТ (такое наименование в то время было присвоено ракетам) навесным огнем на короткие дистанции (300 — 1800 м) были произведены в 1931 — 1932 гг. на НИАПе АНИИ в Ленинграде и на полигоне ВОХИМУ (Кузьминки), после чего командованием УММ было принято решение об их установке на танки. Всего на основании ТТТ в научно-исследовательском отделе (НИО) ВАММ военным инженером 2 ранга Тверским было разработано два проекта ракетного вооружения танка: установка 250-кг ТТ и спаренная установка 250-кг ТТ на танке БТ-5. Более удачным был признан второй вариант проекта легкого колесно-гусеничного ракетного танка, получившего наименование РБТ-5. Этим проектом, разработанным Тверским в конце 1933 г., в качестве дополнительного вооружения танка предусматривалась установка двух 250-кг ТТ. Опытный образец установки был изготовлен на московском заводе № 37, а ее монтаж на опытный танк БТ-5 был осуществлен уже на ХПЗ. Танк РБТ-5 отличался от серийного танка БТ-5 размещением снаружи башни двух установок для пуска 250-кг ТТ (ракет) с сохранением основного оружия — 45-мм танковой пушки. Клепаная конструкция пусковой установки была выполнена по типу фермы, собранной из швеллеров. Каждая ракета хвостовой частью устанавливалась в направляющую втулку и автоматически стопорилась. Уравновешивание установки осуществлялось с помощью специального пружинного механизма. Перед пуском ракеты на поражение производилась предварительная пристрелка цели из 45-мм штатной пушкой и с помощью переходных таблиц вводился поправочный коэффициент в вертикальные углы наведения установки.

В качестве взрывателя ВВ на танковых торпедах применялся обычный взрыватель от авиационных бомб, который в походном положении был защищен от случайного срабатывания при попадании пуль и осколков небольшим броневым колпаком. Малая дальность стрельбы, низкая вероятность поражения цели и высокая уязвимость от пуль и осколков послужили причиной прекращения дальнейших работ над совершенствованием танка РБТ-5. В августе — декабре 1934 г. также велись работы по установке на танке 100-кг (на иллюстрации) и 300-кг торпед.

Результаты работ по танку РБТ-5 легли в основу новых ТТТ, утвержденных начальником НТУ АБТУ РККА Лебедевым 29 января 1935 г.

 

Наработки, полученные при создании РБТ-5, в дальнейшем пытались применить в следующем проекте по установке на тот же БТ-5 фугасного 132-мм реактивного снаряда (РС). Работы в этом направлении велись с начала 1935 года, первые образцы были спроектированы в Ракетном научно-исследовательском институте инженером В.И. Александровым и изготовлены в апреле того же года. Установка представляла собой две направляющие планки, на которых крепился РС, и устанавливалась с левой стороны башни танка. Углы вертикальной наводки были фиксированными, 0 и 20 градусов. Подготовка к стрельбе РСами проводилась также предварительной пристрелкой из танковой пушки. Первые испытания были проведены 28 апреля 1935 года, было произведено три выстрела реактивными снарядами, дальность полета составила более 2000 метров. Однако, из-за повышенной пожарной опасности и риска возгорания машины, испытания были приостановлены. На следующих испытаниях, состоявшихся 22 мая, были предприняты дополнительные меры пожарной безопасности, тем не менее, выявились другие серьёзные недоработки, в частности, при выстреле (в тот день был произведен лишь один выстрел) реактивной струёй был сорван с крепления защитный кожух воздушного очистителя. После небольшого исправления конструкции и ремонта повреждений, 26 мая испытания были возобновлены и в целом прошли успешно.

 

По результатам последних испытаний комиссия пришла к выводу, что установка на танк ракетного вооружения является перспективным направлением в плане повышения огневой мощи, и постановила продолжить работы, которые велись вплоть до конца 1936 года. В результате были спроектированы еще две усовершенствованные установки для стрельбы реактивными снарядами, также были попытки спроектировать танк на базе БТ-7 со специальной башней, основным вооружением которого должно было быть ракетное оружие. Однако ни один из последующих проектов не был принят к рассмотрению, и все дальнейшие работы были свёрнуты. Вернулись к ним лишь в середине 50-х годов 20-го столетия, причем судьба большинства проектов по оснащению танка ракетным оружием закончилась только опытными образцами.

Тактико-технические характеристики
ракетного танка РБТ-5
Год выпуска
    1933
Экипаж
    3
Масса, т
    12
Броневая защита, мм
   Лоб, борт, корма 13 мм
Крыша 10 мм
Днище 6 мм
Вооружение
   45-мм пушка 20К обр.1932 г
7,62-мм пулемет ДТ.
2х250 кг ракеты
Двигатель
    »М-5″, 400 л.с
    авиационный
Макс. скорость, км/ч
   на гусеницах — 52
на колёсах — 72

Как же дальше развивалось направление ракетных танков ?  Ракетный танк ИТ-1 «объект 150» проектировался в КБ УВЗ с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Разработка ракетного вооружения была поручена ОКБ-16, руководимому А.Э.Нудельманом. Консультантом по системе управления пригласили А.А.Расплетина, руководителя КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса. Эскизный проект ракетного танка подготовил завод №183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы танк Т-62.

 

Машина имела сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Броневая защита танка ИТ-1 «объект 150» — противоснарядная. Корпус машины сваривался из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 40, 80 и 100-мм, установленных с рациональными углами наклона, и незначительно отличался от корпуса танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет 3М7 «Дракон». Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. Боевая масса машины составляла 34,5 т.

Компоновка машины – классическая. Экипаж состоит из трех человек: командир танка, наводчик-оператор и механик-водитель. Отделение управления находится в носовой части корпуса машины.Справа от сиденья механика-водителя, располагаются три топливных бака. Средний топливный бак (как у танка Т-62) не устанавливался. Над сиденьем в крыше корпуса есть люк механика-водителя, закрывающийся поворотной броневой крышкой. Впереди люка устанавливались два призменных смотровых прибора наблюдения. Для вождения танка ночью мог устанавливаться ночной подсветочный прибор наблюдения ТВН-2. За сиденьем механика-водителя на днище корпуса размещался ящик с инструментом и находился люк запасного выхода.

 

 

Боевое отделение танка ИТ-1 «объект 150» находится в средней части корпуса и башне танка. Его компоновка и оборудование принципиально отличались от боевого отделения танка Т-62. Внутри башни располагалась система заряжания и пуска (СЗП), состоящая из механизма заряжания (механизированный стеллаж с ТУРС) и ПУ с электрооборудованием и цепями пуска. На каркасе механизма заряжания, слева, было установлено сиденье командира, справа – сиденье наводчика-оператора. Впереди сиденья командира на каркасе механизма заряжания монтировались: блок питания снаряда, блок выверки прицела, распределительный щиток. Впереди слева от этого сиденья устанавливались пулемет ПКТ и баллоны системы очистки защитных стекол входных окон прицелов. Слева от командира располагалась радиостанция Р-123 и над ней – аппарат №1 танкового переговорного устройства (ТПУ). Впереди оператора устанавливался дневной прицел. Правее – ночной прицел, блоки устройства выработки команд и шифратор, пульт наводчика-оператора и три диссекторных блока устройства съема координат.

Справа от оператора на башне крепился пульт оператора. Слева в крыше башни находилась командирская башенка с люком с системой командирского целеуказания, четырьмя призменными приборами наблюдения Л-36.65сб-2Б и комбинированным для дневного и ночного наблюдения прибором ТКН-3, над которым устанавливался осветитель ОУ-3КГ. Справа в крыше башни размещался люк наводчика-оператора; перед ним устанавливался один призменный прибор наблюдения Л-36.65сб-2Б. Позади люка располагался лючок для трубы ОПВТ. Между люками командира и наводчика-оператора находился люк выдачи ПУ. Слева, на передней части башни установлены осветитель Л-2Г ночного прицела и фара Ф-125. На днище корпуса истребителя танков, по оси вращения башни, монтировались вращающееся контактное устройство ВКУ-330 и погонное устройство механизма заряжания.

 

 

У левого борта корпуса размещался подогреватель. На этом же борту находились запасные головки ночного и дневного прицелов, запасная призма прибора командира, кнопка ручного включения системы НПО и бачок для питьевой воды. На правом борту крепились: ящик укладки прибора ТВН2, автомат АК-47, коробка автономного дегазационного комплекта, огнетушитель ОУ-2, сигнальный пистолет, передняя рама осветителя ОУ-3КГ. У перегородки МТО размещались три ТУРС 3М7, семь магазинов-коробок к пулемету и сумка с ЗИП пулемета ПКТ. МТО располагалось в кормовой части корпуса и было отделено от боевого отделения герметичной перегородкой. В нем размещались: двигатель, с обслуживающими системами, агрегаты трансмиссии с приводами управления, вентилятор системы охлаждения, противопожарное оборудование (ППО).

 

 

Вооружение танка состояло из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон» (основное оружие), в качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 «объект 150» устанавливался 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. В комплекс ракетного управляемого вооружения входили ракеты 3М7, система заряжания и пуска, дневной 1-ОП2 и ночной 1ПН12 прицелы, стабилизатор 2Э3, станции наведения и управления. Управление ракетой — радиокомандное, полуавтоматическое, на любой комбинации из семи частот и двух кодов, что позволяло одновременно вести стрельбу из нескольких истребителей танков. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела. Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле. Люлька ПУ совместно с полем зрения дневного и ночного прицелов, антенной, пулеметом ПКТ и осветителем ночного прицела стабилизировалась в вертикальной плоскости, а башня — в горизонтальной. ПУ с автоматическим заряжанием монтировалась внутри боевого отделения и выдвигалась на время выстрела из башни через специальный люк в крыше. Наведение по горизонту осуществлялось поворотом башни. Время перевода ПУ из походного положения в положение готовности, определявшееся временем раскрутки гироскопов, достигало 1–1,5 мин, из положения готовности в боевое – 6 с. Время непрерывной работы комплекса составляло 4 ч.

Для слежения и наведения ракеты на цель, а также для стрельбы из пулемета ПКТ использовался монокулярный перископический (со стабилизированным полем зрения в двух плоскостях) дневной прицел 1-ОП2, с 8-кратным увеличением. Для стрельбы ночью применялся электронно-оптический перископический прицел 1ПН12 с 7,3-кратным увеличением. Он устанавливался в башне справа от прицела 1-ОП2. В качестве источника инфракрасного света использовался прожектор Л-2Г с ИК-фильтром. Наведение на цель, производство выстрела осуществлялись с помощью пульта управления дневного прицела 1-ОП2. Защитные стекла прицелов имели электросистему обогрева.

 

 

Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Направление схода ракеты отличалось от линии прицеливания в вертикальной плоскости на 3°20′, в горизонтальной — с учетом скорости ветра. После схода ракеты ПУ автоматически убиралась внутрь башни. Одновременно снималось упреждение, учитывавшее ветер, и башня поворачивалась в направлении цели. В момент пуска перед входным окном прицела автоматически в течение 1,5 с устанавливалась воздушная завеса (во время испытаний в 1965 году, когда ракета стала сходить с ПУ, газы из ее сопел подняли с носа корпуса танка снег, который запорошил входное окно прицела, в результате чего управление ракетой стало невозможным).

Первые 0,5 с ракета летела неуправляемой. За это время боковая составляющая ветра (из-за парусности оперения ракеты) и сила тяжести ракеты выводили ее на линию прицеливания. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Определение координат положения ракеты относительно линии прицеливания производилось с помощью светового пятна от трассера, проектировавшегося по оптической системе прицела на фотокатоды, что вызывало появление электрических импульсов, необходимых для выработки радиокоманд в системе управления ракетой. Через 25,5 с после схода ракеты система возвращалась в исходное положение и можно было произвести очередные заряжание и пуск. Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

 

 

Пулемёт ПКТ устанавливался в левой стороне башни. Заряжание пулемета осуществлялось командиром экипажа. Непоражаемое пространство перед танком при стрельбе из пулемета составляло 25 м. Боекомплект к пулемету ПКТ составлял 2000 патронов, которые укладывались в восемь магазинов-коробок. Кроме того, в боевом отделении размещались: 7,62-мм автомат АК-47 в чехле, сумки с магазинами (600 патронов); 12 ручных гранат Ф-1 в пяти сумках, сигнальный пистолет и 20 патронов к нему.

Ракетный танк ИТ-1 «объект 150» был принят на вооружение постановлением Совета Министров СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом Министра обороны №0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ — истребитель танков). Изготавливался он серийно на Уралвагонзаводе с 1968 по 1970 год. На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял недолго. По замыслу военных, отдельными батальонами истребителей танков должны были комплектоваться мотострелковые дивизии, разворачиваемые на танкоопасных направлениях. Было сформировано всего два таких батальона: один — в Белорусском, а другой — в Прикарпатском военных округах. В процессе испытаний и эксплуатации ракетный комплекс показал высокую надежность — до 96,7%. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и тд. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

 

 

Тактико-технические характеристики ИТ-1 «объект 150»
Боевая масса, т 34,5
Экипаж, чел. 3
Длина корпуса, мм 6630
Ширина корпуса, мм 3300
Высота, мм 2200
Клиренс, мм 435
Бронирование
Тип брони стальная литая и катаная
Лоб корпуса (верх), мм/град. 100
Лоб корпуса (низ), мм/град. 100
Борт корпуса, мм/град. 80
Лоб башни, мм/град. 206
Вооружение
Прицелы перископический 1-ОП2, ночной 1ПН12
Пулемёты 1 x 7,62-мм ПКТ
Другое вооружение ПУ ПТУР 2К4 «Дракон» и 15 ракет
Двигатель В-55, дизельный, макс. мощность 427 кВт (581 л.с.)
Скорость по шоссе, км/ч 50
Запас хода по шоссе, км 470
Удельная мощность, л. с./т 16,8
Тип подвески индивидуальная торсионная
Преодолеваемый подъём, град. 32
Преодолеваемая стенка, м 0,8
Преодолеваемый ров, м 2,85
Преодолеваемый брод, м 1,4 (5 с ОПВТ)

 

 

 

[источники]

Источники

http://www.tehnikapobedy.ru

http://www.dogswar.ru

http://feldgrau.info

 

Наверное к месту будет вам напомнить про Самоходные лазерные комплексы СССР и про гифковые  Танчики

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=14635
Tags: Оружие, Танки
Subscribe
promo masterok january 2, 2018 12:00 47
Buy for 300 tokens
Вот так выглядит трафик в блоге за 2019 год по месяцам. Это более трех миллионов просмотров в месяц, среди которых не только залогиненные в ЖЖ , но и любые просмотры из поисковых систем. При этом за месяц приходит около 800 000 посетителей. А вот статистика по дням одного из месяцов 2019…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments